Пока СБУ выясняет с Минкультом, кто из них самый запрещающий орган (напомним, силовики, регулярно обновляющие списки невъездных деятелей РФ, поставили в вину «культуристам», что те чересчур запрещают российские фильмы, хотя и обязаны это делать по закону), на украинских каналах продолжают крутить российское кино.

Мы выловили фильмы родом из РФ почти на каждом. Хотя по закону, который вступил в силу прошлым летом, — стоп всем картинам, снятым после 2014-го, где в производителях – российская компания или даже физическое лицо. И снятым ранее, если там в положительном свете власти и силовики страны-агрессора (то есть России), в том числе НКВД, КГБ... Нарушителям — штраф (12-60 тыс. грн).

И Талызина, и Сталин

На канале «1+1» с 28 марта идет комедийный сериал «Мамочки». В главных ролях российские актрисы, а в режиссерах – авторы рейтинговой «Кухни». Его премьера была на российском СТС еще в прошлом году, и на ряде российских ресурсов указано, что сериал — производства России.

На ICTV – российский сериал «Истребители 2. Последний бой» 2015 года — о советских летчиках ВОВ с Дмитрием Дюжевым и Екатериной Вилковой. На этом же канале был показан «Сын отца народов», популяризирующий советских силовиков, и «Диверсант-2», восхваляющий российских.

Недавно «Украина» крутила российские мелодрамы: «Мирт обыкновенный» (2015) и «Ищу попутчика» (2014), а также «Жених» с Валентиной Талызиной из «черного списка». На СТБ показывали «Вербное воскресенье», где фигурирует КГБист и, как пишет в соцсетях зритель, образ у него — «хоть к ране прикладывай».

А у «1+1» положительным был НКВДист в драме «Ладога». На «Интере» шли сериалы «Верни мою любовь», «Ветреная женщина» и «Я буду ждать тебя всегда», снятые совместно с Россией. И при этом пока никто не оштрафован. 

То, что каналы не перестали отовариваться в России, подтверждает и глава киноконцерна «Мосфильм» Карен Шахназаров. В интервью Rambler News Service он говорит, что у них покупают и запретное кино: «Мы торгуем с Украиной фильмами, продаем их постоянно на телевидение». И отмечает, что продажи сократились только на 30%.

Уловки для Нацсовета

В Нацсовете по вопросам теле и радиовещания нам сказали, что каналы, чтобы получить прокатное удостоверение для фильма, идут на разные уловки. Например, в титрах «старят» картину, указывая, что дата производства не 2014 год, а, например, 2013-й.

Вместо жанра сериал пишут реалити-шоу, которое не попадает под запреты. Или прикрываются тем, что украинская сторона тоже принимала участие в создании фильма. Мы отправили запросы сразу нескольким нашим каналам с просьбой прокомментировать, на каком основании они показывают картины, которые по закону не могут быть на экранах. Но ответ получили только от «1+1». Там сказали, что показывают сериал «Мамочки», поскольку он сделан по их заказу и в копродукции участвовала и украинская компания. 

«Мамочки». В России пишут, что это их сериал, а в Украине — наш

Началась оттепель

Еще несколькими месяцами ранее в Нацсовете по поводу попытки «узаконить» фильм, сняв его российско-украинскими силами, нам говорили: «Вопрос совместного российско-украинского производства фильмов — это попытка обойти закон».

Теперь же на вопрос, легитимна ли копродукция, отвечают осторожней: «В законе нет четкого механизма запрета украино-российской продукции. Каждый случай мы рассматриваем отдельно». То есть на сегодня ситуация получается такой: даже если в фильме нет ни украинских актеров, ни режиссеров, но в заказчиках прописана отечественная компания — нет препон для его показа по нашему ТВ.

Кадр из сериала "Ветренная женщина"

Чтобы это проверить, мы поинтересовались у Госкино, на каком основании они разрешили показ «Истребители 2»  с Дюжевым? «У нас этот фильм значится как совместное производство Украина — Россия», — ответили нам. Вот так! А по поводу трансляции российских мелодрам «Мирт обыкновенный» и «Ищу попутчика» нас огорошили: «Канал нам дал документы, согласно которым оба фильма — 2013 года».

На довод, что год выпуска легко проверить в сети, сказали: «Мы получили от канала документы с печатями. И мы же не правоохранительные органы, чтобы устраивать им ревизию».

В тему Будущий министр культуры Евгений Нищук высказался категорически против "черного списка" российских артистов

Почему изменилась политика украинских властей в отношении российского кинопродукта, объясняет политолог Вадим Карасев: «Этот закон слишком идеологизирован, а жизнь берет свое. Для телеканалов нужен контент, а качество наших сериалов слабое из-за недостатка денег, они не окупаются на украинском рынке. Все идет к тому, что правоприменение наших законов входит в разумные пределы».

Мир уже без границ 

О необходимости копродукции нам говорил телепродюсер Владимир Бородянский (в его подчинении СТБ, Новый канал и ICTV): «Нас обвиняют, что показываем много российских сериалов и это плохо, но во многих странах, схожих с культурой США, показывают американские сериалы. Культурные запросы нашего населения не могу сказать, что одинаковые, но во многом схожи с российскими. Поэтому влияние всегда было большим. И зрители все равно будут смотреть их — по интернету, через спутник... Мир уже без границ. А второй момент — бизнес. Можем ли мы сами производить качественный сериал, чтобы он был экономически обоснованным и соответствовал запросам зрителей? С точки зрения бизнеса — нет. Большая экономика позволяет производить сериал стоимостью $200-300 тысяч за час, а наша – за $20-30 тысяч. Конкуренция огромна. Поэтому мы всегда и были в поиске  копродукции».