Недавно прошло Евровидение, на котором ваши британские исполнители заняли довольно низкое место, впрочем, как и в прошлые годы. У вас не возникало желания написать песню для участника от вашей страны, а, может, и самому стать им?

— Возможно, лет 20 назад, когда Евровидение было еще конкурсом песни, я лично, но не с Uriah Heep, подумал бы об этом. Песню специально бы не писал, но если бы покопался в своей записной книжке, то наверняка нашел бы что-то подходящее... Я рад, что в этом году первое место досталось вашей певице Джамале. Был потрясен, когда узнал историю ее песни и все, что с ней было связано. Но не удивлен, что победила ее композиция с политическим контекстом, потому что сейчас Евровидение — не столько конкурс песни, сколько политика. И мое появление там выглядело бы глупо. 

— А насколько серьезно в Британии и в Испании, в которой вы давно живете, серьезно относятся к Евровидению?

— К нему такой же интерес, как к разным талант-шоу на телевидении. И людям больше нравится шоу, его масштаб и персоны исполнителей, чем сами песни. 

— Вы написали мюзикл «Кровь на дороге», главная идея которого — показать, что теряет рок-музыкант, став звездой. А что потеряли вы?

— Да, чтобы быть успешным, нужно чем-то жертвовать. Проблема в том, что пока вы молоды, вам никто об этом не скажет, а даже если скажет, вы не прислушаетесь... Лично я на многие годы потерял связь с семьей и принимал неверные решения, которые сейчас бы не принял. Но я не жалуюсь, нет, просто говорю как есть...

— От каких же решений вы бы сейчас отказались?

— Моя самая большая ошибка — наркотики... Они украли из моей жизни 18 лет! По сравнению с этим невыгодно подписанные контракты и доверие не тем людям — просто мелочи.... 

— Что же вам помогло избавиться от кокаиновой зависимости?

— Моя жизнь резко изменилась в 1993 году, когда я обратился к вере. И церковь мне дала то, чего у меня не было до этого в жизни. 

Фото: Владимир Бородин/ "Вести"

— Но вы же выросли в христианской семье. Разве нет противоречия между вашим воспитанием и увлечением рок-музыкой, которая по своей сути бунтарская?

— В моей семье было не такое строгое христианское воспитание. Я хорошо знал Библию и ходил в церковь с семьей, но глубокого понимания этих вещей у меня не было. Мне всегда забавно слышать от людей, что все рок-музыканты обязательно попадут в ад. Так говорить — все равно что утверждать, что все рокеры, которые носят черную одежду, брутальны. Хотя на самом деле они носят черное лишь потому, что на такой одежде меньше заметна грязь. И многие музыканты, которые для своего имиджа используют демонические вещи, вне сцены совершенно нормальные, обычные люди. Например, Элис Купер с его сатанинскими образами... Да он милейший человек, играет в гольф и вообще с ним так приятно общаться. Просто есть люди, которые ненавидят рок и специально придают ему такой имидж... 

— Вашу музыку любят многие богатые люди, живущие в Украине и России, и своих кумиров они щедро одаривают. Что дарили вам?

— Каких-то безумных подарков я от них не получал. Зато они часто звали меня выступить на их частных вечеринках и платили за это большие деньги. Но с некоторых пор я отказываюсь: мне не нравится, что когда я пою серьезные песни — люди в это время разделывают и поедают лобстеров. В таких случаях очень трудно найти контакт с публикой и получить удовольствие от концерта. 

— Вы давно уже переехали из Англии в Испанию. Почему? И есть ли ностальгия по своей стране?

— В Британии мне совсем не нравился климат — там очень часто идут дожди и они не прекращаются. Но я все равно скучаю по Англии, потому что это мой дом, хотя и уехал оттуда более 35 лет назад. Местность в Испании, в которой я сейчас живу, мне очень нравится, и радует, что она в относительной близости от Британии — так я могу чаще приезжать к родственникам, а они ко мне. Чтобы быть ближе к ним я не остался жить в США, хотя и пробыл там долго... 

— Многие британские рок-музыканты в пожилом возрасте заводят себе фермы, где выращивают животных, и вы не исключение. С чем связана такая тенденция?

— У нас с супругой все началось не с фермерства, а с того момента, когда мы решили спасать разных животных и давать им приют. А потом Моника захотела выращивать органический сад. Это когда с вредителями борются не с помощью химических средств, а разводят в нем птиц и т. д. Она занимается этим уже лет десять, а я... Я этим особо не занимаюсь, но когда ты всю свою жизнь посвящаешь рок-музыке, то тебе всегда хочется отвлечься на что-то отстраненное. И наше хозяйство — коровы, лошади, куры, кролики, собаки, кошки — как раз помогает мне это делать.

— У вас с Моникой детей нет, но слышал, что десять лет назад вы усыновили 13-летнего мальчика. Что сейчас с ним? 

— На тот момент я сотрудничал с социальными службами и в качестве эксперимента мы с женой решили взять на какое-то время в свою семью этого мальчика. Я его не усыновлял, но если бы все пошло хорошо, он бы остался у нас навсегда. Увы, все это не сработало, потому что его отец был уголовником и мальчик явно хотел пойти по его стопам. В результате он прожил у нас всего четыре месяца. Воспитывать его и вообще хоть как-то справляться с ним было просто невозможно. И мы были вынуждены связаться с соцслужбами и вернуть им ребенка. 

— А мальчик понимал, что живет в семье рок-звезды?

— По-моему, для него это большого значения не имело. Он был совершенно неконтролируемый, и мы на него не имели никакого влияния — ни позитивного, ни негативного. 

— Пару лет назад у вас появилась песня I wanna go back, где есть слова «Хочу вернуться в Россию, хочу вернуться в Украину»... Что это значит?

— На самом деле это было, скорее, дурачество... Перед тем как я ее написал, у меня как раз прошли гастроли по России, Украине и Беларуси и я был очень впечатлен женщинами в этих странах. И мне хотелось поделиться эмоциями со своими друзьями.

— А как вышло так, что ваша песня July Morning («Июльское утро») стала неформальным гимном Болгарии? Вы вообще в курсе этого?

— Да, я знаю об этом и именно по этой причине часто там бываю. Меня приглашают исполнить ее на разных государственных праздниках. А два года назад я выступал с речью перед их министерством культуры. Она была посвящена теме пересечения культур и я презентовал им британскую культуру. 

— В этой песне вы поете: «Я проснулся июльским утром с верой в любовь, вдохновленный восходом летним, солнцем, вышедшим вновь. И как только запели птицы, я покинул свой дом. Через шторм и всю ночь пройду я, пойду новым путем...» Эти слова их зацепили? 

— Не знаю. Я сам задавал этот вопрос в Болгарии, но понятного для меня ответа так и не получил. Она просто стала для них особенной. Мне всегда говорят, что эта песня у них ассоциируется со свободой. Но дело в том, что когда я писал July Morning, то никакой идеи свободы в нее не вкладывал. Наверное, я не понял их, потому что не жил в стране, где есть какие-то ограничения или запреты на какую-либо музыку. Я всегда был избалованным западным парнем, несмотря на то, что у меня был достаточно строгий отец. Мне даже непонятна мысль о том, что за прослушивание какой-то музыки можно попасть в тюрьму.   

«Уходил из группы растворившейся личностью»

Кен Хенсли — британский рок-музыкант, клавишник, гитарист, вокалист и автор песен рок-группы Uriah Heep, пик популярности которой был в 70-х. Музыкальные критики того времени называли его мозгом группы, поскольку именно он написал самые популярные песни — July Morning, Lady in black и др.

"Золотой состав" Uriah Heep. Фото: facebook.com/ Ken Hensley

Хенсли в составе Uriah Heep был чуть больше десяти лет, и этот период называют золотым. Как потом вспоминал музыкант, «началом конца» стала смерть бас-гитариста Гэри Тэйна от передозировки. Дальше – скандалы на почве алкоголизма. Кен требовал выгнать фронтмена Дэвида Байрона, который напивался так, что забывал слова. И Байрона ушел. Как и заменивший его вокалист Джон Лоутон после конфликтов с Хенсли, который требовал для себя менеджера, отдельную гримерку и слыл в группе диктатором.

Спустя время он рассказывал, что к моменту ухода из группы был законченным наркоманом и полностью растворившейся в Uriah Heep личностью. Чтобы побороть зависимость и построить свою карьеру, он уехал в 80-х в Америку. Там же он познакомился с Моникой (стала его четвертой женой), с которой сейчас живет в Испании. Хенсли в свои 70 лет продолжает активно гастролировать по миру и выпускать альбомы. Группа Uriah Heep также в строю, но из первоначального состава там остался только один участник – гитарист Мик Бокс.