Лишившись украинского кинопрокатного рынка, российские кинобоссы несут потери. Напомним, после принятия ряда законов, защищающих наше информпространство, пробиться на широкие экраны могут лишь нейтральные соседские картины. По большей части комедии, но в любом случае уже с гораздо меньшим количеством экранов, чем раньше.

ТЫСЯЧИ ВМЕСТО МИЛЛИОНОВ

На первый взгляд, по словам киноэкспертов, наш рынок давал не такие уж и большие деньги российскому кино. Более ощутимые потери понес их телерынок, где оборот российских фильмов на нашем ТВ сократился в разы.

«После 2014 года российский телерынок потерял в Украине больше 25%, что касается кинорынка, то эта цифра меньше, — говорит продюсер Александр Роднянский. — Учитывая, что самый успешный, 2013-й, год закончился с такими цифрами: российский кинопрокат принес $1,2 млрд, а украинский — $140 млн. Это значит, что фильмы из РФ собирали в Украине как минимум десятую часть от общей суммы кассовых сборов».

Так, картина «Сталинград» 2013 года при бюджете $30 млн взяла в России $51,7 млн, у нас — $3,4 млн, а «Вий» 2014 года при бюджете $26 млн — $34,6 млн и $4,6 млн соответственно.

Теперь сравним, что сейчас. В марте на экраны вышла комедия «Квартета И» — «День выборов 2». При бюджете в $2,5 млн в прокате в России собрала $4,6 млн, а у нас только $220 тыс. Хотя прежние их фильмы зарабатывали в Украине до $1 млн! И именно эта цифра могла принести картине прибыль, особенно, с бюджетом до $5 млн.

Продюсер, актер и сценарист «Квартета И» Леонид Барац подтвердил нам, что раньше их фильмы могли рассчитывать даже на 15–17% от кассовых сборов: «Но сейчас это меньше. Нельзя сказать, что мы закладывали схему: в России окупить фильм, а украинская касса — это уже чистая прибыль. Но, тем не менее, формируя бюджет, учитывали, что и Украина принесет деньги. Теперь же может стоять вопрос о пересмотре бюджетов, возможно, за счет гонораров актеров или удешевления производства».

Естественно, есть потери и для нашего кинорынка, но они не так масштабны, хотя бы потому, что у нас фильмов на экспорт — единицы. И те, что очень редко прокатываются у соседей, стабильно собирают мало. Так, «Параджанов» 2013 года собрал в РФ до $10 тыс., а мультфильм «Бабай» 2014-го — $18 тыс.

Исключение — комедии «квартальцев». Хотя и у них прибыль уже не та. Их прежние хиты приносили в российском прокате более $10 млн. Теперь же намного меньше: «8 лучших свиданий» этого года при бюджете $1,5 млн в Украине заработал $1,4 млн, а в России — всего $2,8 млн.

НАШИ КАРТИНЫ УБЫТОЧНЫ

В Роскино в связи с ситуацией на кинорынке задумались о том, чтобы переформатировать систему распределения средств из госбюджета на фильмы (так называемые питчинги). Например, давать деньги тем режиссерам, чьи предыдущие фильмы посмотрело много зрителей. У нас же, объявляя очередной питчинг, в Госкино анонсируют, что готовы дать деньги на исторические и биографические ленты: например, о подвиге студентов под Крутами столетней давности и о воинах УПА 60-летней давности. Пойдет ли зритель в кинотеатр на такие картины — вопрос.

А ситуация на сегодня такова: еще ни одна картина украинского производства, снятая полностью или частично за госбюджет, не окупилась. Будь то «Поводырь» Олеся Санина — $900 тыс. кассового сбора при $2 млн бюджета (причем это было стопроцентное госфинансирование) или мультфильм «Бабай», который при стопроцентной господдержке в $2 млн собрал у нас $80 тыс.

Особняком в этом списке стоит «Племя» Мирослава Слабошпицкого с бюджетом $1,3 млн. Он провалился в прокате, но заставил говорить об украинском кино, поскольку собрал на мировых кинофестивалях полсотни наград, в том числе в Каннах сразу в трех номинациях.