Наталия, букмекерские конторы по всему миру уже принимают ставки на то, кто в конце сериала «Игра престолов» завладеет «железным троном» и станет монархом семи королевств. На кого бы вы поставили — Джона Сноу, Дейенерис Таргариен или Серсею Ланнистер?

— Конечно же, на Джона Сноу! На самом деле я не знаю, чем закончится сериал, но этот герой наверняка сядет на трон. Во-первых, он самый популярный персонаж этой истории. Во-вторых, не случайно же автор романа оживил этот персонаж, после того как его убили. А вот кто станет его королевой — не берусь предполагать. Многие, наверное, думают, что Дейенерис, но я не уверена...

— Есть шанс увидеть вашу погибшую Ошу в одном из следующих сезонов «Игры престолов», например, в образе одного из воинов армии мертвых?

— В ближайшем сезоне точно нет, а в последнем — да, могут воскресить...

— А стоит ли ждать новый сезон «Гарри Поттера», ведь Роулинг уже написала продолжение?

— Вряд ли меня пригласят, потому что моя героиня погибла и это не «Игра престолов», в которой возможно воскрешение из мертвых. 

— В своей первой полнометражной работе «Мой мальчик» вы сыграли с Хью Грантом. Трудно ли было работать дебютантке рядом с секс-символом?

— Тогда я была еще достаточно юной и даже не знала, кто такой Хью Грант. Правда, и он со мной тоже никаких разговоров не заводил. 

Фото: Владимир Бородин/ "Вести"

— Наталия, у вас есть своя группа Molotov Jukebox. Признайтесь: роли в культовых сериалах помогли вам увеличить свой гонорар за концерт?

— Да, сериалы сейчас снимаются очень качественные, абсолютно равные полному метру, и их актеры популярны не меньше тех, кого показывают на больших экранах. И насколько я знаю, на фестиваль «Республика» нас пригласили потому, что его организатор видел меня в «Игре престолов». Но таких приглашений единицы. Все хотят в первую очередь хитовые песни. А гонорар не повышали, потому что нас только начали узнавать и концертов пока немного (по нашей информации, гонорар группы Тены — до $10 тысяч. — Авт.). 

— С чем, на ваш взгляд, связано повальное увлечение вашего поколения актеров совмещать кино и музыку, так делают Джаред Лето, Скарлетт Йоханссон, Райан Гослинг...

— Лето крут и как актер, и как музыкант. Но что касается меня, то актриса и музыкант — творческие профессии и очень близки друг к другу. Я с пяти лет занимаюсь музыкой: играла на рояле, а с девяти лет училась в театральной студии. В каком бы из этих направлений у меня ни шли дела лучше, глупо терять и не заниматься тем, что умеешь и любишь. Но снимаюсь я все-таки больше, чем выступаю. А чтобы везде успевать, у меня все заканчивается бессонными ночами. 

— Слово «Молотов» в названии вашей группы ассоциируется со взрывчатым коктейлем. С чем связано столь агрессивное название?

— Это придумала не я, а наш скрипач. Мы участвовали в каком-то фестивале и в четыре утра у нас был саундчек. Вдруг стали сходиться люди, а после выступления к нашему скрипачу подошел человек и говорит: «Как вы называетесь? Я хочу организовать ваш концерт». Он ему вдруг и отвечает: «Molotov Jukebox». Мы потом сами его спрашивали, причем тут «Молотов?» А он говорит, что это такой взрывчатый коктейль, которым пользуются радикалы разных стран, и это слово подчеркнет революционность, яркость и агрессивность нашей музыки.