— Олег, ты едешь в стартующий 20 октября в Тернополе тур по двадцати городам Украины в поддержку нового альбома «Чудовий свiт». А зачем в принципе выпускать диск, если это стало убыточно?

— В отношении «ВВ» так было всегда. Выпуск альбомов был убыточным, но благодаря пиратам о нас все знали. Но мы делаем это, потому что написанные песни все равно надо выпускать. Последние десять лет мы мыслили синглами, думая, что это правильный модерновый подход. Но фанаты, слушая синглы, не воспринимают их. Им все равно нужен альбом. В результате, половина песен, которые в него вошли, уже хорошо всем известны. Поэтому новый альбом мы будем выпускать на пластинке, как подарочный вариант.

— Рок-музыкант и алкоголь всегда идут рядом. В твоем райдере есть подобные пожелания?

— В нем значится бутылка виски, а мой рекорд, который я не рекомендую вам повторять, — это 24 бокала пива, который я установил еще в студенческие времена. Пиво мы тогда пили на Подоле, а жили в общежитиях КПИ, доехать домой после этого было очень трудно.

— В ближайшее время ты представишь свою коллекцию мужской одежды. Что тебя на это подвигло, и чем она оригинальна?

— Все время, сколько я нахожусь на сцене, а это 26 лет, я сам себе был модельером. Поэтому накопилась куча наработок и идей. К тому же я слышал, как кому-то говорили: «О, ты надел рубашку в стиле Скрипки». Тогда я начал задумываться, неужели у меня есть свой стиль? Вот и решился. Модели я разрабатываю не сам, а с сотрудником, который воплощает мои идеи. Но это не широко известный дизайнер, нас познакомили общие друзья, и он сшил по моему заказу две рубашки. Мне понравилось, и я предложил ему посотрудничать. Выглядит это так: я рассказываю ему свои идеи, потом он все это рисует и делает 3D-графику, а потом все шьется. Это будет сочетание этно-стиля и хиппи, а главная идея — это показать, что яркие цвета могут быть и в мужской одежде. Так что одену украинцев в красные, зеленые и желтые рубашки и штаны.

— Твоя супруга Наталья консультирует тебя в твоей дизайнерской работе? Все-таки женщины хорошо разбираются в моде.

— Нет, у нас четверо детей (Роман, ему 8 лет, Устим — 5 лет, Леся — 3 года и Зоряна, ей в октябре исполнится годик. – Авт.). Так что жена занимается исключительно их воспитанием. А на другое у нее просто нет времени.

— Ты воспитываешь детей во вседозволенности? Я слышал, они разгромили тебе студию.

— Вседозволенности нет, но и строгого режима тоже. Ребенка нужно просто направлять и не запрещать. Как в восточных единоборствах — переключая его внимание, ты направляешь энергию. Если они балуются, значит — им некуда ее девать. Поэтому мои дети ездят на лошадях, занимаются боевыми искусствами, плаванием, рисованием и музыкой. А студию они мне не разносили, она у меня дома, там много инструментов. Они на всех пробуют играть, в результате что-то ломается и рвется. Это же дети.

— Ты стал членом жюри одного из российских музыкальных шоу. Насколько сильно отличается подход к съемкам шоу в Украине и в России?

— У нас есть братство, которое кучкуется вокруг российских рок-радиостанций и фестиваля «Нашествие». Россияне нас воспринимают как своих и часть своей культуры, а мы стараемся отмежеваться. Поэтому меня и пригласили на шоу «Универсальный артист» всего на одну программу, которая была посвящена року. Мне было очень приятно, когда меня там назвали легендарным Скрипкой. Отличие при съемках проектов огромное. В России настолько огромный объем производства ТВ-шоу, что они так не заморачиваются, как у нас, с монтажом, с декорациями. Там все намного проще, но делается эффективнее и быстрее. При том, что бюджеты у них меньше.