Не стало актера-долгожителя Владимира Зельдина, который всего три месяца не дотянул до 102-го дня рождения. Его имя было занесено в Книгу рекордов Гиннесса как единственного в мире артиста, выходившего на сцену в столь почтенном возрасте, кстати, свой 101-й год рождения он отмечал на сцене театра «Модернъ», где долгое время играл князя в спектакле «Дядюшкин сон».

Людям старшего поколения Владимир Зельдин помнится по главной роли в фильме «Свинарка и пастух» (1941 года), в которой он играет чабана, не понимающего русского языка, — это был его дебют в кино. Современное поколение знает его по фильмам «Десять негритят» и маленькому эпизоду в картине «Классик», где он играет старого бильярдиста, у которого уже из-за возраста трясутся руки, но стоит ему взять кий, как он становится другим человеком — выполнить сложнейший удар для него элементарно.

Одной из последних работ Зельдина стал сериал «Сваты» (5-й и 6-й сезон), в котором он сыграл отца одной из главных героинь. Как вспоминает Анна Кошмал (внучка Женя в «Сватах»): «Когда я впервые увидела Владимира Михайловича на съемочной площадке, то сразу вспомнила его по фильму «Десять негритят». А запомнился он мне тем, как мы танцевали с ним вальс. Я все время наступала ему на ноги и смущалась. А он здорово танцевал и все время говорил мне: «Ничего-ничего». К сожалению, этот эпизод почему-то не вошел в сериал. Но больше всего он меня и всех на площадке удивил своей силой как для дедушки. Чтобы вы понимали, у нас разница в 80 лет. Он в свои тогда почти 100 ловко ловил на бедро одну девушку, а потом другую. Опять же не позволял себе работать в полсилы — всегда репетировал с нами и не убегал сразу с площадки после слов: «Стоп! Снято!» Уже после съемок сериала наш фотограф подарил мне совместную с ним фотографию, и я теперь храню ее в рамке».

«В том, что он замечательно танцевал, нет ничего удивительного, ведь он занимался танцами в театральном училище, а потом в сложные времена сам их преподавал и руководил танцевальными ансамблями», — вспоминает его друг и актер Александр Панкратов-Черный.

Актер рассказал нам и о том, что Зельдин мечтал стать моряком и даже поступал в мореходку, но из-за зрения не прошел туда: «Я дружил с Зельдиным, и он был частым гостем моего фестиваля искусств «Южные ночи» в Гелинжике. Он был очень интеллигентным и мягким человеком, у него была феноменальная память и он очень многое помнил. Например, любил вспоминать о своем знакомстве с Маяковским.

Гостей-стариков своего фестиваля я поселял в санаториях в зависимости от их болячек. Но он говорил мне: «Саша, не надо меня в санаторий — у меня болячек нет, ты меня поближе к морю посели, чтобы видно было его из окна. Он любил по ночам гулять по набережной, потому что днем к нему всегда приставали — сфотографироваться, дать автограф. А он не умел отказывать, несмотря на то что это его всегда утомляло. Мне он рассказывал, что говорит с морем, — вот такой Зельдин был романтик. Он еще был и очень музыкальным — играл на трубе и фортепиано, отец-то у него был известным дирижером, и вся семья была музыкальной. А еще Зельдин мне рассказывал, как до поступления в театральную студию работал слесарем на заводе».

Зельдин был женат трижды, но два первых брака у него были гражданскими. Со своей третьей женой, Иветтой Капраловой, прожил 62 года. Похоронят артиста 3 ноября на московском Новодевичьем кладбище.