Одесский театр «Маски» отправился в гастрольный тур по Украине со спектаклем «Орфей и Эвридика» Бориса Барского. В столице эту постановку покажут 29 ноября в Доме художника. «Вести» накануне пообщались с автором.

— Ваши «Орфей и Эвридика» страшно далеки от классических?

— Невообразимо. Это история о муже и жене, которые уже на дух не переносят друг дружку, но и жить друг без друга не могут. Начинается все с того, как Орфей, нашкодив, залез под диван: «Сказал не вылезу и точка. Умру здесь...» — «Вылазь, окаянный...» Он появляется: «А кстати, ноги надо брить. Ты заросла, как обезьяна, сплошная шерсть — не видно ног».

— Дамы в зале не обижаются на подобные иронические замечания?

— Нет. Но если чувствую, что кого-то зацепил, у меня в запасе много волшебных фраз, чтобы сгладить углы. Например: «Женщина должна быть счастливой, любимой, желанной, и больше она никому ничего не должна». Или: «Есть три слова, ласкающие слух любой женщины — «люблю», «куплю» и «поедем». Я искренен во всех своих проявлениях, а женщин, как и детей, сложно обмануть — у них очень развита интуиция. Как сказал Бернард Шоу: «Женщины как-то сразу угадывают, с кем мы готовы им изменить».

— Вам, как ветерану юмора, кто больше нравится из новых комедийных звезд: «Квартал», «Дизель Шоу» или «Мамахохотала»?

— Да все хороши. Просто один слой зрителей воспримет одно, другой — третье. Как говорила моя бабушка: «На каждый фрукт — свой овощ». Считается хорошим тоном ругать Петросяна, но я знаю, что у него полные залы. Значит, он занял свою нишу.

— Как вы относитесь к скандалам вокруг Владимира Зеленского: то за то, что он сравнил Украину с порноактрисой, то все обсуждали его перепалку с Ляшко. Есть границы у юмора?

— Границ у юмора нет. Но эта проблема из серии: можно ли считать голую женщину интеллигентной? Смотря как подать. Но скандалы возникают с теми, кто высовывает голову повыше — и ее тут же пытаются… отрубить.

— У вас сейчас вышла первая книжка прозы «Черные котики», где вы вспоминаете о гастролях «Масок» по миру. Расскажите яркий случай из книги.

— В 90-е мы приехали на гастроли в Японию. Нам платили тогда $80 в сутки. Это были бешеные деньги, учитывая, что здесь была зарплата $20. Но переводчица Сашико переживала за нас: мол, бедненькие, так много работаете, по два–три концерта в день, а получаете мизер. Когда мы снова приехали в Японию, наш звукорежиссер Лев Делиев (брат Георгия Делиева. — Авт.) над ней пошутил. «Сашико, — говорит,— у вас есть знакомые в органах безопасности Японии?» — «А зачем вам?» — «Вы же знаете, как мы мало зарабатываем, но во Владивостоке мы раздобыли секретные чертежи новой подводной лодки. Мы могли бы их недорого продать: и вам хорошо, и нам». — «Я узнаю». Через несколько дней она спрашивает: «А где Лев? Им интересуются». — «Кто?» — «Наши органы безопасности». После этого мы долго прятали перепуганного Леву, чья шутка так далеко зашла.

— А как вы относитесь к политическим скандалам, все больше напоминающим комик-шоу?

— Мы смехом лечим. А когда наши политики ведут себя как клоуны — никому не смешно.