— Эмир, вы продолжаете называть себя югославом, хотя такой страны уже 20 лет как не существует. Почему?

— Это философский вопрос, но если отвечать на него более или менее серьезно, то сейчас я предпочитаю называть себя просто: гражданин мира.

— Если бы это было в вашей компетенции, как бы вы решили проблему частично признанного Косово?

— Нет такого государства. Если бы все зависело от меня, я бы однозначно не признал его независимость. Но, опять же, если бы я был наделен соответствующей властью и санкциями, я бы сделал все возможное, чтобы предельно аккуратно и дипломатично вернуть Косово в его естественные политические, общественные и географические границы — то есть в состав Сербии.

— В своей деревне Кустендорф, которая находится в Сербии, вы построили вымышленную тюрьму, а кто в ней сидит?

— Джордж Буш и Генеральный директор НАТО Хавьер Солана, которые отдали приказ бомбить Югославию.

— Как вы себя ощущаете в качестве туристической достопримечательности и общаетесь ли вы с людьми, которые приезжают в Кустендорф?

— Я спокойно общаюсь со всеми, кто приезжает в Кустендорф, а объектом туристического паломничества я себя не ощущаю. Тем более что люди, которые приезжают в мою деревню, интересуются историей, а я туризм и культуру не разделяю.

— Ваши фильмы по жанру тяготеют к комедиям, хотя темы в них поднимаются не самые веселые.

— Это же говорят и о Чехове. О его рассказах. Считают, что все его драмы были комедиями, но на самом деле — нет. Чехов старался быть серьезным. Я — тоже. Я пытаюсь быть предельно серьезным, но в конце выходит, что я — чуть ли не комедиант.

— Насколько серьезно вы, режиссер, относитесь к тому, что делаете в составе оркестра?

— Для меня это просто хорошая возможность достигать катарсиса, общаться с публикой и проводить время в компании приятных людей — моих музыкантов.

Полную версию эксклюзивного интервью с Эмиром Кустурицей читайте в свежем номере журнала «Вести. Репортер», 15 ноября.

По теме К Кустурице на Крещатике устроили паломничество