Борются ли люди за бесценный дар богов — любовь? Однажды таким вопросом озадачились Афродита, Посейдон и Вакх, а проверить решили на Ариадне и Тезее, ну а что из этого вышло, одесситы смогут узнать уже 4 декабря. В этот день на сцене филармонии состоится долгожданная премьера рок-оперы Евгения Лапейко «Нить Ариадны», написанная на стихи Марины Цветаевой.

«Это одно из последних крупных произведений Жени. Интересно, что, как и «Ромео и Джульетту», он писал ее не на заказ театра, а для себя. Может, потому она получилась такой душевной... Почему он выбрал древнегреческую тематику, не скажу, но он очень любил стихи, на его фортепиано всегда лежал томик поэзии, и когда я увидела однажды Цветаеву, поняла: будет что-то интересное», — рассказала «Вестям» вдова композитора и руководитель театра рок-оперы Евгения Лапейко — Елена Тихонова.

По ее словам, стихи для вокального исполнения очень сложные, в них много древнерусских оборотов, которые современному человеку и выговорить трудно: «Но когда слышишь музыку, забываешь обо всем. А трудности — на то и есть профессионалы, чтобы с ними с честью справляться», — улыбается она.

Идеей поставить рок-оперу загорелся одесский и питерский постановщик Георгий Ковтун. Он привез готовый проект в октябре, более месяца шли напряженные репетиции, записывалась музыка.

«У нас две премьеры в двух актерских составах: 4 и 15 декабря. Главных героев — 8 человек, плюс хор, плюс второстепенные герои. Все — профессиональные вокалисты, солисты музкомедии, студенты консерватории, выпускники музучилищ. Интересны костюмы, они выполнены в древнегреческом стиле. Хор — это особая изюминка, у нас поет «Забава» музшколы №3, так вот, руководитель Светлана Смирнова написала партитуры, и наш хор в точности играет роль древнегреческих хоров — они комментируют все происходящее на сцене», — рассказала Тихонова.

Боги решили проверить любовь Тезея. Фото: Елена Тихонова

А роль Минотавра, на съедение которому отправляют 7 юношей и 7 девушек (студентов консерватории), играет афроукраинец Девид — в рок-опере это единственная роль, исполнитель которой не поет.

Кстати, к следующему Новому году обещают поставить «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях» Лапейко, ее уже много лет ставит Санкт-Петербургский театр рок-оперы.

Еще одна премьера В Одессе впервые поставят классику оперетты "Фиалка Монмартра"

СИНТЕЗАТОР ВЕЗЛИ ИЗ МОСКВЫ

По словам постановщиков, когда написанную в 2005–2007 годах «Нить Ариадны» решили взять в работу, столкнулись с непредвиденной трудностью, которая могла сделать постановку попросту невозможной. Дело в том, что аранжировку Лапейко успел сделать на своем стареньком синтезаторе, и звукоряд было необходимо обновить. Но инструмент композитора был безнадежно испорчен, а такой модели в Одессе не нашлось, треки же, записанные на дискетах, можно было прочесть только на таком синтезаторе. Выход появился неожиданно: композитор Константин Пичковский, который раньше работал с Лапейко, чудом нашел такой же синтезатор в Москве. После того, как работу сделали, он уехал обратно к хозяину в Москву.

В роли Минотавра - Девид Озийи. Фото: Елена Тихонова

РОК-ОПЕРА ВЕРНУЛА МОЛОДЕЖЬ В ТЕАТР

Первая украинская рок-опера «Девушка и смерть» была написана одесским композитором Евгением Лапейко и впервые поставлена 35 лет назад на сцене Дворца культуры политехнического института.

Молодежное творчество В Одессе актеры-аматоры дебютируют со спектаклем по пьесе Лорки

За несколько лет актеры объездили с гастролями почти весь Советский союз, побывали и в Москве: «Рок-оперу посмотрел Леонид Утесов. После спектакля он воскликнул: «Это же тот самый джаз, которого я хотел всю жизнь!» А на программке оставил надпись: «Вы поразили меня своим талантом и энтузиазмом», — вспоминает Елена Тихонова.

Пару лет назад одесский театр музкомедии в сотый раз поставил еще одну известную рок-оперу Лапейко, «Ромео и Джульетта», впервые представленную в 2002 году. По словам постановщиков, таких спектаклей-долгожителей в Одессе не так много, не говоря уже о том, что основной аудиторией является молодежь: «По сути, «Ромео и Джульетта» вернула молодых зрителей в театр», — считает Тихонова.