12 декабря в деле о наркоторговле бас-гитариста группы "Грин Грей" Петра Цымбала, его супруги — каскадерши Алисы Ковмир-Цымбал — и еще пяти человек могут поставить точку. Прокуратура будет настаивать на том, чтобы всех участников предполагаемой группировки посадили, а вот обвиняемые настаивают на том, что дело сфабриковано. По версии следствия, преступная группировка из семи человек занималась выращиванием, изготовлением и распространением в шоу-бизнесовой тусовке марихуаны. Ранее правоохранители рассказывали, что в подвале частного дома в Василькове была обнаружена нарколаборатория с оборудованием для выращивания конопли, было изъято 80 кустов конопли и 15 кг готовой марихуаны. В киевской квартире музыканта и его супруги нашлись маленькие весы и пакетики с зельем, и Алиса якобы подтвердила при обыске, что трава принадлежит ее мужу. До решения суда в прокуратуре отказываются комментировать дело. "Комментарии по делу будут предоставлены после принятия судом окончательного решения", — сказал нам гособвинитель по делу Виталий Лало.

"Вестям" удалось через адвоката связаться с Петром Цымбалом, который уже около двух лет находится в СИЗО. Он признался, что покуривал травку, но никогда ее не продавал...

ВЕРСИЯ МУЗЫКАНТА

— Петр, вы уже более двух лет в СИЗО. Быстро адаптировались к новым условиям?

— За то время, которое нахожусь тут, естественно, адаптировался. У нас в камере находится от 28 до 35 человек. Здесь есть с кем пообщаться, драки не приветствуются, да и вообще здесь гораздо больше демократии, чем на свободе.

— По версии следствия, вы вместе с другими членами группы устроили нарколабораторию в частном доме в Василькове. Чей это дом?

— Дом принадлежит моему другу детства, у которого я крестил ребенка. Так называемая лаборатория находилась в подвале его недостроя, но я об этом не знал. Уже на судебном заседании видел на видео, что в этой так называемой лаборатории он вырастил 10 взрослых растений конопли и около 15 маленьких ростков. Хозяина дома задержали там, а меня — в моей квартире. Нас объединили в группировку. В нее вошли строитель, который в этом недострое проводил канализацию и ставил окна, парень, который занимался с моей дочкой английским, друг моего детства, который ухаживал за квартирой в Киеве во время наших отъездов в Германию (у нас жили два лабрадора, кошка и ящерица), и водитель. Вот таким образом была создана группа.

— Еще вашу жену Алису обвиняют в том, что она организовала ОПГ.

— Это глупость. Возможно, это связано с тем, что она гражданка Германии — и так они смогли декларировать международную преступную группу. Никакой организации не было, это доказали даже распечатки телефонных разговоров. Некоторые участники даже не были друг c другом знакомы, например, строитель, нянечка и водитель.

— С кем сейчас ваша пятилетняя дочь Соня?

— Дочь живет с моей мамой Татьяной Цымбал (телеведущая. — Авт.) и знает, что мама с папой на работе. Мама недавно в суде смогла нам передать написанные детским почерком слова "папа" и "мама". С Соней, у нас в общей сложности четверо детей: у меня дочка от первого брака, а у Алисы — двое детей, которые живут в Германии с матерью Алисы.

— Вы якобы распространяли голландскую марихуану в шоу-бизнесовой тусовке. Кому из звезд вы носили наркотики?

— Это ложь. Из числа тех, кто посещал мою квартиру, были выбраны хозяева престижных иномарок и представлены как те, кто покупал у меня марихуану. В ходе обысков у этих людей ничего не нашли. Собственно, это дело о наркоторговле без покупателей. В нем есть единственный анонимный покупатель, который, скорее всего, является каким-то сотрудником органов, потому что путается в показаниях. Этот человек в суде неправильно описывал мою квартиру, даже перепутал подъезды, хотя сказал, что якобы бывал у меня дома около 15 раз. Все понятые говорят: видели, как этот человек в кабинете сотрудника милиции достал пакет из барсетки и сказал, что купил его якобы у меня по такому-то адресу...

— Вы кокаин или марихуану сами употребляли?

— Марихуану пробовал и употреблял, я этого не скрываю. А к химии мы (Алиса, со слов Петра, тоже курила траву, чтобы погасить боль 14 грыж в спине. В Германии это не запрещено. — Авт.) никогда никакого отношения не имели.

— Как вы считаете, каким будет приговор?

— Я не сомневаюсь в том, что будет обвинительный приговор. По этой статье всем нам грозит до 12 лет. Но я буду бороться до конца, потому что в деле полностью отсутствуют доказательства моей вины и вины других ребят.

НАСТАИВАЮТ НА СРОКЕ

В прокуратуре будут настаивать на тюремном заключении для всех семи обвиняемых. "Вчера судья возобновил судебное следствие с целью уточнения фактических данных по делу, это значит, что были дополнительно допрошены подсудимые и ему требуется время для принятия решения. Следующее заседание назначено на 12 декабря. Прокуратура настаивает на предъявленном обвинении", — сказал нам гособвинитель по делу Виталий Лало.