Открытый, общительный, улыбчивый, полон мечтаний — такое первое впечатление складывается от общения с Даниилом Рувинским. «Вести» встретились с парнем в Одессе, куда он заехал в коротком промежутке между поездками из родного Котовска в Киев, во время одного из вокальных конкурсов в школе им. Столярского. В пустом холле откуда не возьмись появляется стайка девчонок: все хотят сфотографироваться с восходящей звездой, получить автограф или заполучить (вершина счастья) номер его телефона. Только окрик отца вырывает Даниила из толпы поклонниц.

— Даня, для начала расскажи о себе: где учишься, когда начал петь, чем занимаются твои родители?

— Я учился в 9-м классе Котовской гимназии, правда, вот сейчас долго ее не посещал. С тех пор, как уехал на «Х-Фактор», был в гимназии только 1 сентября, так что может и не учусь уже там. Мои родители музыканты: папа гитарист, а мама пианистка. Шесть лет я занимался в музыкальной школе на скрипке, два года — на гитаре, петь начал с 5-го класса, участвуя в разных конкурсах, а профессионально занимаюсь вокалом два года.

— Каким образом ты попал на шоу «Х-Фактор»?

— Вообще не собирался в нем участвовать. Мы просто проезжали мимо Морвокзала в Одессе и заехали на предкастинг «Х-Фактора». Там мне сказали, что сегодня говорят мне «да», но мы еще подумаем, если что — позвоним. Ну вот позвонили, и я попал уже на телекастинг, где все четверо участников жюри сказали мне «да».

— А как ты оказался под шефством именно Ирины Дубцовой?

— После телекастинга был тренировочный лагерь, нелегко там было — на последнем этапе надо было выбрать песню из списка, за ночь ее выучить и спеть на утро под рояль. Так я прошел в полуфинал и узнал, что попал к Дубцовой, ей дали категорию «дети».

— Даниил, ты был самый младший участник на шоу, сложно ли было выступать на уровне со взрослыми?

— Каждый сам за себя, хорошо спел — прошел, плохо — нет, правила одинаковые для всех категорий, но не очень чувствовалась разница в возрасте. Хотя наша категория «дети» до четвертого эфира единственная оставалась в полном составе, так серьезно была представлена.

— Три месяца, с сентября по ноябрь, ты провел на шоу, что необычного было?

— Да все необычное. Я летал в песне на третьем эфире, на тросах разбегался и летел по залу, при этом надо было еще и петь, затем меня приземляли, а еще файерджеты были: огонь прямо возле меня вспыхивал — тяжеловато было. А на последнем эфире без страховки я должен на балке подниматься высоко вверх и петь в это время, держась только за нее. Но больше всего я был в шоке от первого эфира, от своего выступления — мне очень понравилось, как его сделали режиссеры-постановщики.

— Я слышала, на последнем эфире тебе не ту песню поставили?

— Да, не ту. Я готовил песню группы AC/DC, а мне поставили Бон Джови Livin on a Prayer, а я ее уже исполнял на третьем эфире. Но я не растерялся и дальше начал петь.

— Твой отец считает, что тебе специально не ту песню поставили. Как ты думаешь, это стало решающим в твоем уходе с проекта?

— Я думаю, что все было честно. Я покинул шоу, потому что за меня меньше проголосовало зрителей.

— Получается, популярность тебя уже настигла?

— Приятно, много поклонниц, иногда, правда, мешает немного. На улице часто узнают, фоткаются, я нравлюсь девочкам моего возраста, ну и женщинам... (Улыбается. — Авт.)

— Даниил, а что планируешь делать в дальнейшем?

— Я уже точно знаю, что буду делать дальше: экстерном хочу окончить 9-й класс и поступить в Киевское эстрадно-цирковое училище, хочу стать артистом, известным вокалистом.

Юные поклонницы сразу обступили Даниила со всех сторон Фото: Светлана Пензова

Талантливые дети Одесский вундеркинд изобрел навигатор для слепых