Российская актриса Татьяна Орлова вместе с Егором Бероевым презентовала в Киеве новогоднюю комедию «Полярный рейс» Сергея Чекалова.

– В комедии «Полярный рейс» вы сыграли злую тещу. Когда входили в образ, партнерам по площадке от вас доставалось?

– Я просто играла определенный характер в предлагаемых обстоятельствах, а после команды «Стоп» я выходила из образа и совершенно нормально общалась с коллегами. Что касается моей героини и ее явно отрицательных качеств, то лично я в жизни их не приемлю. Я бы сказала, что это абсолютно гротесковое явление, как и в «Папиных дочках». Поскольку «Полярный рейс» это новогодняя комедия нужен был просто яркий характер. Такой же образ и у Нагиева. Наши с ним персонажи мешают соединиться двум главным героям. Да, бывает, что зрители характеры героев переносят на реальных людей, но это не правильно

– Ваша героиня любит и заботится об игуане, не боялись держать в руках это животное?

– Игуану я видела впервые в жизни. Кстати, съемочная группа с трудом нашла это животное в Киеве (съемки картины проходили в нашем городе), как мне рассказывали их всего штук пять на весь город. Я видела, как хозяйка этого животного общалась с ней. Она все время сидела смирно. Ей постелили специальную тряпочку, и все время грели ее потому что это был февраль, хотя в квартире было все время тепло, на нее все время был направлен обогреватель. Я всего лишь раз держала ее на руках, и она сидела у меня совершенно смирно. Ее я совершенно не боялась, бояться нужно агрессивных животных, поведение которых может быть непредсказуемым. Например, собаки.

– Как вы знакомились и налаживали контакт с этим экзотическим животным? Чем-то подкармливали?

– Нет, прикармливать ее было запрещено, потому что у нее строжайший рацион – она ест определенные продукты и в определенное время. Кроме этого игуану нельзя кормить часто.

– Что вы сейчас делаете в Киеве?

– Я снимаюсь в сериале «Любовь за любовь». Интересно, что квартира моей героини та же самая, что и в «Полярном рейсе». Только это уже не комедия, а мелодрама, режиссер которой Егор Граматиков. По сюжету парень попадает на зону, а после того, как выходит, делает пластическую операцию и начинает мстить тем людям, которые его засадили. Его играет Юрий Стоянов – такой себе граф Монте-Кристо на современный лад. Здесь я играю бывшего следователя, которая вела это дело. У моей героини от него дочь, только он об этом не знает. Спустя 18 лет герой Стоянова выходит из тюрьмы и начинает мстить. Оказавшись на воле, он становится мафиози и угрожает моей героине тем, что отнимет у нее дочь. Однако здесь есть еще один персонаж, которого играет Иван Стебунов, который тоже отсидел на зоне и там познакомился с героем Стоянова, а потом, когда выходит, начинает помогать моей героине. Здесь у меня серьезная драматическая роль с различно рода страхами, истериками и переживаниями.

– В театре у вас в основном серьезные драматические роли, а в кино у вас, в основном смешные персонажи. Для вас это компенсация?

– Нет, сейчас у меня всего два спектакля в театре и оба они комедийные. Вообще-то, что мне предлагают, то я и играю. И в кино я сейчас чаще играю комедийные роли, хотя есть и драматические.

– Вам популярность принес сериал «Папины дочки», снимается ли сейчас продолжение?

– Думаю, нет. Этим летом прошли последние серии и начали снимать продолжение, но девочки-то все выросли. Сама идея того, что папа в одиночку воспитывает пятерых дочерей уже нарушилась. Герои Леонова и Гришаевой уже сошлись, у них родилась еще одна девочка, а их старшая дочь тоже стала матерью. Этот материал уже целиком отработан в контексте папиных дочек. Продолжение, которое отсняли уже не такое интересное, да и рейтинги довольно низкие.

– Многие актеры считают сериалы низкопробным ремеслом, как вы к ним относитесь?

– В первую очередь это работа, и отказываться от нее это странное и непонятное отношение. Я даже не знаю таких актеров, которые бы так относились к сериалам. Я очень люблю сериалы. Для меня нет большой разницы между ними и полным метром. Свою работу нужно выполнять честно. А вот что касается качества сериала, это не мои проблемы и не я виновата, что один фильм плохой, а другой хороший. У фильма масса составляющих, от которых зависит его качество. Я даже в скетчах снимаюсь. Например, «Одна за всех» - это маленькие художественные произведения, в которых я играю вместе с Анной Ардовой и Эвелиной Бледанс. Качество моей работы нигде не меняется, и я везде буду работать по-честному.

Опять же, что касается качества. Посмотрите «Пуаро» с Девидом Суше в главной роли. Каждая его серия круче наших полных метров. Даже в эпизодах актеры работают безупречно. Сериалы мне даже больше нравятся, чем полный метр, потому что это длинные истории. Из российских сериалов я в полном восторге от Евгения Миронова и его работы в «Идиоте» и недавнем сериале «Пепел». Еще мне нравятся «Дело гастронома №1» и «Шерлок Холмс» с Паниным, который сейчас идет на российском ТВ. Мне нравится, как работают актеры в «Ворониных», там так много позитива.

– Вы снимались в нескольких фильмах с Андреем Панинынм. Какие чувства вы испытали, когда услышали, что он умер?

– У меня был шок, который не поддается никаким логическим умозаключениям. Такой же шок я испытала, когда не стало Марины Голуб. Это момент, когда нет слов, чтобы передать те эмоции, которые испытываешь в таких случаях.

– Было такое, что Панин срывал съемки?

– Мы пересекались с ним лишь в двух фильмах - «На измене» и в одной из серий сериала «Каменская». Он очень комфортный партнер. В «Холмсе» он играет Ватсона и он такой же открытый и доброжелательный. С ним вообще не возникало никаких проблем, он готов был ждать столько, сколько нужно, работать сколько нужно. Мне не верится, чтобы он срывал съемки.

– Меня удивил ваш поступок, когда вы громко свистнули на уроке. Почему вам так хотелось это сделать? Сейчас вам нравится шокировать людей?

– Сейчас мне это уже не соответствует. Это был пятый класс, когда я свистнула на уроке. Это как раз был такой возраст, когда мы бегали по дворам, металлолом собирали и всякой ерундой занимались. В нашей компании было несколько девочек, абсолютно нормальных, которые умели свистеть, и мне тоже захотелось научиться. Я ничего лучшего не придумала, чтобы пробовать засвистеть на уроке, тем более что я сидела на последней парте. Нам что-то занудное рассказывали, а я дула-дула и вдруг к меня получилось, после чего меня выгнали из класса. У всех шок был. Представьте себе, советская школа, я пионер – всем ребятам пример.

– В фильме о женской тюрьме вы снимались в настоящей тюрьме, на какие эксперименты вы шли ради роли?

– Этот фильм снимался не совсем в тюрьме, а в СИЗО, где сидят люди находящиеся под следствием. Мы снимались вместе с заключенными, но страшно не было, ведь мы находились под охраной. Полкамеры были актрисы, а половина – заключенные. Просто было необычно, когда при входе тебя обыскивают. Страшно было в другом случае, когда мы поехали в настоящую тюрьму, там в воздухе висит настоящий порок.

В СИЗО я познакомилась с прототипом моей героини. Ее звали Рая Бероева, она чеченка. Она у нас была практически консультантом. На тот момент ей было 28 лет, 14 из них сидела за гоп-стоп. Первая ее ходка была еще в детстве, потом ее выпустили, и она очень скоро ограбила ларек. Ее опять посадили. Через несколько лет она вышла, а потом опять села. В своей камере Рая была главной. Мы с ней довольно много общались, и она как-то даже попросила меня передать маляву. Я ей говорю: «Ты что, обалдела, нас каждый день обыскивают на входе». С ней жутковато было общаться, причем у нее была такая манера разговаривать, как будто она абсолютный царь и бог. А вот что меня удивило, она и другие заключенные практически не матерились. А если пошлешь по матушке, изобьют в кровь. «Твою мать», - говорить нельзя и это при том, что там сидят убийцы и рецидивисты.

– Почему знаменитости хотят эмигрировать, несмотря на то, что они достаточно успешны и востребованы?

– Потому что за границей уровень всего выше. Нас же за время советской власти отбросило на 70 лет назад. У нас было абсолютно зомбированное население и тоталитарный режим. Да, русским актерам там, безусловно, сложнее. Тот же Машков там снимался, это были небольшие роли, но это Голливуд и не все сразу. Это же высочайший уровень. У нас и у вас к людям совершенно другое отношение. Например, когда я приехала в Киев на вокзал я уточнила предварительно, сколько стоит такси до моей гостиницы – 40 грн. Но мне таксист выставил счет 70 грн. Мне не жалко денег, но не надо борзеть. Водитель мне говорит: «За 40 я вас везти не хочу». Сравните, когда я была в Лондоне там таксисты подъезжают, открывают дверь и помогают поднести багаж. Мне даже не надо знать языка, чтобы без проблем добраться до нужного места. Я просто показываю ваучер гостиницы, и меня без лишних слов отвозят. Или, например, Норвегия, в которой я была в позапрошлом году. Эта страна занимает первое место по комфортности проживания. У нас и у вас есть люди, которые живут, а основная масса выживает. А в Норвегии все население получает от жизни удовольствие. Актеры в той же Англии получает совсем другие деньги за свою работу по сравнению с нами. Мы снимались с Маратом Башаровым в сериале «Думай как женщина». Один из сотрудников съемочной группы рассказал мне, как снимается кино в Америке. С утра, когда собирается на площадке вся команда главный режиссер говорит: «А сегодня мы будет получать удовольствие. Проведем день радостно и позитивно». Малейший крик не по делу, как к человеку подходит второй режиссер с вопросом: «Простите, у вас проблемы?», если это повторяется - человеку же предлагают воспользоваться услугами психолога, который всегда дежурит на площадке. Кстати, именно так снимала и ваша компания «Квартал 95» фильм «Ржевский против Наполеона». Кстати, в Украине творческие группы снимают фильмы лучше, чем в России, где могут быть всякие крики и т.п. А у вас все настроены на позитив.

– А как вы любите расслабляться после работы? Слышал, что вы любительница горных лыж.

– Каких горных, вы что! Равнинных. Я просто люблю на свежем воздухе помахать палками. У меня же контракты, а горные лыжи один из самых травматичных видов спорта. Я даже палец не имею права повредить. Я по этой же причине во время летнего отдыха не катаюсь на бананах и не летаю на парашютах.