"У меня в "Трех мушкетерах" был потрясающий конь — Хасхан, - рассказал Михаил Боярский. - Снимался он, а я просто сидел у него на спине. У меня с ним сразу наладился контакт, и хотя он был в холке выше других лошадей, но характер имел очень добрый. Хасхан позволял мне с ним делать достаточно многое, он вообще был умнее меня, понимал оператора с полуслова. Он мог сняться и без меня".

"И в «Тарасе Бульбе» было много лошадей, именно они создают пафос сражения. Кони, как по мне, играют главную роль, если фильм о войне, путешествиях, мушкетерских и казацких битвах. А опасные случаи с лошадьми у меня были: и падения, и сломанные пальцы. При том, что проскоки за меня делали каскадеры. Но это все из-за неуклюжести артиста, а не лошади. Она выполняет команды и проверяет наездника на слабость: если на нее садится мешок с песком — его же проще сбросить, чем куда-то везти. А умелый наездник садится на лошадь — она чувствует: он имеет права на вождение. А кто без прав — она выкидывает, как гаишник", - говорит актер.

"Я сам не держал лошадей — конюшня, как и псарня, это барские забавы. Я не отдал бы своего коня в чужие руки, тогда нужно стать конюхом, а у меня для этого нет времени. А вот на съемках кормлю их с удовольствием: сахаром, булочками", - говорит Боярский.

По теме Тайны символа наступающего года