25 января у студентов праздник — День святой мученицы Татианы, которую вот уже несколько веков они считают своей покровительницей. Накануне мы проехались по известным alma mater Киева, выпустившим украинских звезд, и посекретничали с преподавателями, какими те были во времена учебы.

АНДРЕЙ ДАНИЛКО: СТЕСНЯЛСЯ ПЕТЬ И СОМНЕВАЛСЯ В СЕБЕ

В Академии эстрадного и циркового искусства учились Андрей Данилко, Светлана Лобода, Наталья Могилевская, Макс Барских, Мика Ньютон и др. Как одну из примерных учениц преподаватель по эстрадному вокалу Изабелла Лысенко называет Могилевскую: «Наташа была очень любознательной, параллельно с вокалом занималась и актерским мастерством. Вот она как раз — пример поступательного роста таланта». А вот Данилко поперли за год до окончания училища.

«Формально Андрея отчислили за неуспеваемость и непосещение, — говорит Изабелла Яковлевна. — На самом деле ему было неинтересно учиться. Да и не нашел он общего языка с педагогами. Занимаясь вокалом со мной, стеснялся петь. Многим «разговорникам» я давала детские песни, чтобы тему можно было повернуть. Ему досталась песня про молоток, однако Андрей ничего не смог сделать с ней. Он во всем сомневался. Искал себя. Он уже показывал номер с Веркой, но она еще не была его главным персонажем. Пришел однажды с концерта и говорит: «Меня так принимали, наче я звезда какая-то». А он совсем не звездный мальчик... Помню, свое фото он мне когда-то подписал: «Эзабелле Яковлевне». Спрашиваю: «Почему через «э»? — «А как? Давайте исправлю». — «Не надо, — говорю, — пусть так остается». Андрей был актерски выразителен, но, что он станет мегазвездой, трудно было предположить».

СВЕТЛАНА ЛОБОДА: СОРИЛА ДЕНЬГАМИ И ВСЕ ЛОМАЛА

Светлана Лобода

Про экс-«ВИА Гру» Лободу Изабелла Яковлевна говорит: «В Свете угадывался характер. Напористая и целеустремленная лиса. Вокальные данные у нее не были выдающимися, у меня были дети и с более сильными голосами, но тембр был узнаваемым, да и Света — харизматичная. Она не просто песню исполняла — делала шоу. Романс Чайковского «Мой костер в тумане светит» спела в шали. А когда исполняла песню о деньгах, позапихивала себе в одежду доллары, отпечатанные на принтере. Она тогда устроила целое театральное действо: вытаскивала, как фокусник, эти деньги из карманов жюри, а в финале «баксы» посыпались с потолка под аплодисменты! Меня только несколько пугал ее темперамент. Если в классе что-то оказывалось поломано — это Лобода. Два раза шкаф поломала. Встанет, глазки потупит: «Понимаете, я пыталась достать микрофон вешалкой...» Цветок слетел с подоконника, когда она во время исполнения швырнула шляпу. Как-то я обнаружила новую чашку на своем столе. «Света, что за чашка?» — «Я ту вашу случайно разбила…» Она как-то смотрела в окно, увидела знакомого и так прыгнула, что разбила носом стекло, порезалась. Настолько она экспансивно-экзальтированная!»

ТИНА КАРОЛЬ: ПОСЛЕ НЕЕ НЕВОЗМОЖНО БЫЛО ВЫСТУПАТЬ

Тина Кароль

Киевский институт музыки им. Глиэра оканчивали Тина Кароль, Злата Огневич, Таисия Повалий, Андрей Кравчук, Василий Бондарчук и другие. Преподаватель эстрадного вокала Татьяна Русова рассказала нам о Кароль: «Таня Либерман могла сказать: «Я не буду петь, нет настроения». — «Ну иди», — говорю, — я уговаривать не буду». Я с пониманием относилась к таким «капризам» — она всегда была яркой девочкой. Мы могли вместо занятий вокалом просто поговорить о репертуаре. Ко мне пришли на первый курс пять человек, все были крепкие, но после Либерман невозможно было выступать. Она подавляла. Возьмите уличные концерты. Она умудряется удерживать толпу. На нее интересно смотреть. То же самое и с залом: умеет держать паузу, если нужно, чтобы аплодисменты раздались позднее. Научить этому нельзя. Мы до сих пор поддерживаем отношения. И даже сегодня распевались. Зачем? Ей нужны уроки вокала, но больше — обмен взглядами. Одобрение. Услышать: «У тебя все в порядке». Я для учеников — психотерапевт, психовокалист. Мы не говорим о ее трагедии, но даже по ее голосу в новых песнях это чувствуется. Мне нравится ее программа «Жизнь продолжается». Она сейчас выступает прочувствованно, по-женски. То она вышла в пижаме, то в комбинации, то в шубе, то босиком. Непонятно, но интересно. Конечно, ей сложно — она одна. И делится с публикой сокровенным. Но ее понимают, сопереживают. А у меня другой характер, я все скрыла бы...»