— На роль главного героя — этнографа и путешественника Джонатана Грина —рассматривались Венсан Кассель, Тим Рот, Брэд Питт, Брюс Уиллис, Киану Ривз, Пирс Броснан и другие. Вам приятно, что конкуренцию вам составила такая именитая компания?

– Конечно! Если быть честным, мой плюс в том, что я лично читаю сценарии, которые мне предлагают. У меня нет команды агентов для этого. Они бы скорее всего отвергли такой проект как «слишком тяжелый» и «слишком рискованный».

– Слышал, что у вас наладились теплые и даже юморные отношения с исполнителем роли Петруся - Алексеем Чадовым.

– Мы провели вместе всего один вечер. Но сколько было выпито тогда водки – я лучше промолчу. Однако с нетерпением жду следующей встречи с ним.

– Вы восхищались Валерием Золотухиным. Для известного российского актера – это была последняя роль. Чем отличалась его игра?

– Валерий был одним из главных «двигателей» в этой работе. Его стиль и харизма напомнили мне английских великих актеров – Энтони Хопкинса, Майкла Гэмбона, Лоуренса Оливье.

– Почувствовали ли вы разницу, работая с режиссером Олегом Степченко в российских и западных подходах в режиссуре, в атмосфере на площадке?

– Это был совершенно другой опыт. Олег – машина, он не останавливался, пока не падал. А это происходило после того, когда уже рухнула вся команда. Мне нравилось так работать с ним. Тем более, что продюсер Алексей Петрухин платил мне потом сверхурочные.

– Вы говорили, что были в Москве в 20 лет. А теперь попали сейчас. В чем разница? И бывали ли вы в Киеве, в Украине – родине Гоголя?

– Я только собираюсь съездить в Украину. Не могу уже дождаться. Москва сейчас и 25 лет назад – разные миры. Хотя авто, магазины и еда полностью изменились, кое-что осталось прежним – это люди. Широкая русская душа, большое славянское сердце – не преувеличения.

– Вы говорили, что хорошо знакомы с творчеством Чехова, читали Достоевского, но о Гоголе слышали мало. Теперь почитали что-нибудь из Гоголя? Что произвело на вас впечатление?

– Я обожаю русскую литературу. Тепло отношусь к русской, советской истории… Но вы сойдете с ума, если я начну говорить об этом. Это займет слишком много времени!

– Вы работали над фильмом семь лет. Не тяжело было «тянуть» такой срок?

– Это было невероятное время. По сложности и срокам эта картина близка фильмам «Карты, деньги, два ствола» и «Истории Бенджамина Баттона». «Вий 3Д» - одно из моих самых больших достижений и поводов для гордости.

– Вы говорили, что на съемках вас поразила тщательность работы стилистов, дизайнеров, костюмеров. Какая деталь в «Вие» показалась наиболее впечатляющей?

– Карета, в которой была погоня, и реквизит – уникальны. Никогда не видел такую мастерскую проработку деталей, грима ни в Европе, ни в Америке (за это отвечал художник по гриму Петр Горшенин работал в картине «Высоцкий. Спасибо, что живой». – Авт).

– Какие из трюков и сцены были наиболее опасными?

– Мы подожгли декорацию деревни, с которой сгорела половина леса. Я и Чадов были в шоке!

– Есть две версии фильма: русская и международная. Чем они отличаются?

– Американская версия не завязана так сильно на легенде, она более доступна. Но, как по мне, она и близко не стоит рядом с гениальной русской версией. Хоть и неплохо дублирована. Однако этой версии далеко до оригинальных голосов Валерия Золотухина и Алексея Чадова.

Фильм "Вий" выходит в украинский прокат 30 января