— Александр, Вы не боитесь того, что многие зрители сейчас сочтут появление вашей комедии «В спорте только девушки» в украинском прокате не совсем уместным, учитывая политическую ситуацию в стране?

— Первое, что мне пришло в голову – вообще отменить премьеру фильма. Мы действительно вместе с компаньонами считали появление нашей картины не совсем уместным. Была бы возможность – передвинули бы премьеру.

Если кто-то внутренне нам предъявляет претензии в том, что мы со своей картиной появились здесь совсем не вовремя – приехали со своей романтической комедией в не совсем романтическое время мы принимаем эту претензию. Просто мы занимаемся своим делом. Мы пытаемся улучшить настроение людей, не спекулируя никакими политическими лозунгами. Я не обижусь на тех зрителей, которые сочтут неуместным пойти в кино, и буду признателен тем, кто пойдет.

— Говорят, вы хотите перевести эту комедию на 5 языков и показать в 50 странах транзитом через берлинский МКФ.

— В истории российского кино всего 10-15 фильмов, у которых был международный прокат, правда, не широкий. Денег они заработали на этом немного. Все они были философскими высказываниями или притчами. Это были картины Сокурова, Звягинцева. Или это были какие-то грандиозные полотна вроде «Монгола» Бодрова, «Дозора» Бекмамбетова – крупнобюджетные фильмы с серьезной государственной поддержкой. Я достаточно скептически отношусь к международному прокату комедий, произведенных в странах говорящих на русском языке. У нас есть специфика юмора несколько отличающаяся от европейской или американской. Тем не менее, у нас в компании есть человек, который ожесточенно этим занимается. Честь ему и хвала, хотя мое отношение к нему достаточно саркастическое и ироничное. Но если получится – будет здорово. Меня больше интересует успех на территории стран бывшего Союза. В первую очередь Украины, поскольку это вторая страна после России по величине, важности и количеству аудитории.

— Сценарий к фильму написал Александр Карпов («Вий») у которого до этого были разные жанры, но не комедийные. Не боялись довериться ему?

— Александр Карпов по основному своему образованию актер. Он лицедей и играет разные роли. Я думаю, что поднаторев на тех фильмах, которые продюсировал Алексей Петрухин («Вий», «Марсианин»), Карпов решил написать что-то более легкое. Как у него это получилось, это скорее вопрос к его дару. Не в обиду ему надо сказать, что продюсерско-режиссерская группа и актеры работали над тем, чтобы сделать фильм еще легче и веселее. К нам в руки попал уже готовый его сценарий, а все началось тогда, когда несколько лет назад в России активно стали снимать римейки. Мы сразу сказали, что делать римейк мы не хотим. Да, нашу картину сравнивают с «В джазе только девушки», но для нас это просто «вольное прочтение классики». Например, исполнитель одной из главных ролей Илья Глинников придумал сцену, когда он делает Екатерине Вилковой массаж в образе мужчины, а потом в образе женщины. Это была его давняя эротическая фантазия (смеется).

— Почему тогда не обратились за помощью к своим друзьям Светлакову или Мартиросяну, которые лучше умеют юморить?

— А с каких пирогов Мартиросян или Светлаков должны заниматься сценарием? У Мартиросяна и Светлакова есть жесткие контракты согласно которым они могут работать только на «Газпром-медиа». Поэтому и была закрыта программа «ПрожекторПерисХилтон». Мы продолжаем дружить и общаться, но не можем находиться в творческом союзе. Отдельные случаи возможны, но точно не в случаи этого фильма. А пределов совершенству нет, и сценарий мог бы быть еще лучше. Впрочем, как и те сценарии, которые пишут Сережа или Гарик.

— Вы спродюсировали несколько кинопроектов с «Квартетом И». В этом году вышла их новая, на мой взгляд, лучшая их работа «Быстрее, чем кролики» без вашего участия. Почему?

— Это на ваш взгляд, но мнений много. Это не самый мой любимый спектакль у них. Кроме этого я стал заниматься своими фильмами с Русланом, который является моим партнером по компании «Среда». Поэтому у меня объективно не было времени заниматься продюсированием их картины. К тому же, наши фильмы выходили почти одновременно – у них в начале января, а наш – в начале февраля. Поэтому мы договорились, что я не занимаюсь сопродюсированием их фильма, но я буду заниматься его продажей на каналы, чем занимался и ранее. Мы сохраняем дружеские отношения, а это важнее всего. Но я не исключаю, что в дальнейшем опять вместе поработаем.

А вообще-то я продюсировал все фильмы «Квартета И», кроме «Дня выборов» и «Кроликов». Тогда я дал себе обещание не продюсировать фильмы, в которых есть пошлость, наркотики и ненормативная лексика. Я решил не заниматься юмором ниже пояса, не переступать черту. Во многом это обусловлено тем, что у меня есть дети, и это серьезно. Это уже другой уровень ответственности. Это не значит, что я такой благостный. Хотя сейчас я бы спродюсировал какой-нибудь фильм с ненормативной лексикой. Я когда-то своего педагога режиссера спросил: «Можно ли на сцене материться?» Она сказала, что на сцене можно все. И догола раздеться? Если это сделать красиво, то можно и это.

— Вы начинали вести переговоры и «Интером» о появлении бурлеск-шоу на их канале, но оно так и не появилось.

— Бурлеск-шоу, это итальянский проект, просто офигезная программа, где приглашают девушек не обязательно с какими-то формами и параметрами модели. С ними работают педагоги по актерскому мастерству, дизайнеры, стилисты, режиссеры и хореографы, которые ставят им номера в этом жанре. Бурлеск подразумевает под собой хореографический номер, иногда с неким смыслом и сюжетом, с обнажением, но не обязательно полным – достаточно показать грудь. Канал «Интер» заключил с моей компанией договор на производство этой программы. Мы провели кастинг, на мой взгляд, замечательный. Больше всего здесь пострадали отобранные участники, потому что они возлагали очень много надежд на это шоу. Все-таки, это был дерзкий поступок. Эти люди могут не знать подробностей, поэтому, возможно, грешат на нас в связи с закрытием проекта. Мы сняли два эпизода – один за деньги, которые выделил канал, второй уже за свои, поскольку были уверены, что проект будет продолжаться. Люди ради участия в этом шоу бросили работу, построили декорации в павильоне у Виктора Приходько. Люди сидели там два месяца – номера ставили, шили тонны костюмов. Но в тот момент, когда мы снимали второй эпизод, канал был продан новому владельцу. В итоге договоренности, которые были с предыдущим руководством, уже не работали. Мы договорились более-менее мирно, но мы попали на деньги, а во-вторых, люди уехали только вздохнув. Но эти два отснятых эпизода есть. Нужно посмотреть по правам, кому они принадлежат – каналу или нам. Мне все равно хочется, чтобы люди увидели, что мы задумывали, насколько может преобразиться женщина, если к ней отнестись и подойти с любовью. Как не странно, это одна из моих самых переживаемых и неосуществленных мечт. Он носит как развлекательный характер, так и социальный. Мне очень хотелось его сделать и жалко, что недальновидные каналы не решились на это – не в Украине, не в России.

— Когда «БР» набрала обороты стали все чаще всплывать конфликтные ситуации между вами и артистами. Например, актеры жаловались, что вы предлагаете кабальные контракты. Не поэтому ли из шоу ушли Гришаева и Олешко?

— С артистами, которые снимались в «Большой разнице» подписывалось два контракта – один на съемку в шоу, второй – агентские услуги, когда наша компания предлагает их в кино, сериалы и на ТВ. Через год эти актеры сочли, что компания как агент не очень хорошо их продает, и они решили, что лучше если они это будут делать сами. Теперь вообще этих актеров никто и нигде не видит. Но я не злорадствую. Я и не ждал ничего хорошего, потому что не одно доброе дело не остается безнаказанным. Меня отношения с актерами вполне устраивали.

— А украинские артисты, снимавшиеся в российском варианте этого шоу, жаловались на не достаточно комфортные условия проживания в Москве для приезжих артистов. Но это не касается Виктора Андриенко.

— Артиста куда не поцелуй всюду жопа. Это поговорка продюсеров и директоров. Тот факт, что никому неизвестные украинские артисты снимались на территории России, а некоторые из них даже стали лицами каналов, в частности канала «Пятница», говорит о том, как мы с ними работали. Кто-то, конечно, остался недоволен.

— С уходом Урганта «Большая разница» практически прекратила свое существование. Иван действительно настолько незаменимый, ведь главное в ней были пародии?

— Фигуры ведущих имеет значение в программе. Они могут друг другу мешать или помогать. В отношении «БР» пародия действительно на первом месте. Думаю, что упадок этой программы связан с усталостью проекта. Ему нужно отдохнуть. Он был наш собственный, но поскольку жанр пародии не приватизируется «Первый канал» начал делать свои пародийные шоу – «Один в один» и «Повтори». Не буду комментировать, нравится мне это или нет, но канал – хозяин–барин. Мы сейчас думаем над тем, чтобы сделать кино «Большая разница», но пока нет хорошего сценария. Но мы не отказываемся от того, чтобы продолжить жизнь «БР» в виде франшизы – сделать пародийные фильмы.

— С чем связана тенденция, когда звезды открывают свои рестораны? Это наиболее простой путь приумножить свои доходы?

— Скорее это какая-то детская мечта, которую примеряешь на себя. Я думаю, что вы бы тоже с удовольствием владели своим баром. Я даже вижу вас за стойкой бара, куда приходят друзья, и вы смешиваете для них коктейли. Разве об этом не мечтает каждый человек, разве он не находится в поисках какого-то уютного места для своих и для себя? Деньги там не великие, занятости практически никакой. Мы с Иваном первый год имели более активно отношение к ресторану «Сад», а сейчас он живет своей жизнью, и нас никто не трогает. Конечно мы не настоящие рестораторы, которые проводят дегустации, меняют меню и следят за персоналом и кулинарными новинками.

— Вы активно продюсируете ТВ и кинопроекты, а почему не занимаетесь шоубизом, ведь там вы прошли весь путь от и до?

— Просто не хочу – это скучно и не интересно. Тем более, я живу на территории России, а все талантливые люди в области музыки находятся на территории Украины. Поэтому я с огромным удовольствием через неделю снимусь бесплатно в видеоклипе своих друзей группы «Бумбокс». Мне это абсолютно в кайф. Да и нельзя все продюсировать. У меня двое детей, мне нужно продюсировать их жизнь.