Звезда «Интердевочки» и «Ванги» Елена Яковлева приехала в Киеве — поговорить по душам (это стоило от 50 до 500 грн). Мы воспользовались этим, забросав ее вопросами в записках. И она откровенно ответила нам...

...об «Интердевочке»

«Нашумевшую повесть собрался экранизировать Петр Тодоровский, в «Военно-полевой роман» которого я была влюблена. Захожу в кабинет на пробы. Сидит красивый мужчина, что-то пишет. Поднял голову и как заорет на ассистентку: «Как мне это надоело! Что, она похожа на проститутку?» Говорю: «Я могу одеться. Перевоплотиться». «У вас нет того, что есть у них!», — говорит он раздраженно. «Это чего же?» — недоумеваю я. «Два часа зритель на что-то должен смотреть. А что у вас здесь и здесь?» — Тодоровский показал на грудь и зад. А я действительно тогда была худая. Но решили попробовать меня в сцене прощания с матерью, которую играла Лариса Малеванная. Она дрожащим голосом: «Доченька, не уезжай от меня». Я: «Мамочка, я не от тебя, я от себя уезжаю». После этого я должна была взять чемодан, развернуться и уйти. Беру. Ухожу. А команды «стоп» — нет. Я снова к Малеванной: «Мамочка...» Потом еще раз. В конце концов мы с ней в слезах обнялись, посмотрели на Тодоровского. А он на нас вобще не смотрел все это время. «Ах, да — стоп!», — очнулся он».

...о критике родителей

«Мамина моя любимая роль — дублерши Татьяны Догилевой в фильме «Частная жизнь» (1982 год). Я изображала секретаршу: поливала цветочки у окна. Меня специально поставили спиной, будто это Догилева. Лица не видно. Во время киносеанса мама на эпизоде, когда в кабинет входит Михаил Ульянов, закричала: «Вот она!» На нее обернулся зал. А папа недавно мне сказал: «Ты, наверное, доча, не очень хорошая артистка. Потому что тебя редко показывают по телевизору». Это он имел в виду ток-шоу. Если бы я ежедневно сидела у Малахова в «Пусть говорят» — тогда суперзвезда».

...о «Ванге»

«Я летела в Болгарию на съемку. В самолете себе что-то прищемила в спине. Еле дошла до гостиницы. Вышла на балкон ночью, говорю: «Вангушка, помоги». И легла спать. Утром зазвонил телефон. Я вскочила: «Алло, выхожу». Никакой боли! А еще было. Мне по пять часов накладывали грим: там каждый фрагмент лица приклеивался. Вдруг дверь в гримерку открывается — никого нет. Затем еще раз, и еще... Потом все это прекратилось. У меня было ощущение, что Ванга заходила и смотрела, как меня гримируют. Видимо, ей понравилось, и больше дверь не открывалась».

...о сериале «Склифосовский»

«Аверин, который играет в сериале хирурга, — высокий мужик, весь татуированный. В белом халатике этого не видно. Когда нас представили друг другу, и режиссер сказал, что хочет меня ввести на роль еще одного хирурга, у Максима в глазах мелькнула такая ревность! Я решила, что нужно налаживать отношения. Три дня пыталась приручить его к себе, но поняла — тандема не получится. Мы с режиссером пошли другим путем, придумали: я — хирург, который любит оперировать, но не умеет, а Аверин — хирург от Бога. Идея Максиму понравилась. Я поняла почему: такого плохого хирурга в сериале «Склифосовский» вряд ли оставят на следующий сезон».

Интересно Максим Аверин: "Мои баррикады — в театре. К вашим отношусь нейтрально"