Гений Шевченко неоспорим. По всему миру ему стоят 1384 памятника... Но мы поговорим не об этом. Мы вспомним человека, который просто жил, любил, хотел семью и детей.

Великий украинский поэт прожил бурную жизнь и вполне мог быть героем современной светской хроники, множество его мнимых и настоящих романов попадали бы на первые полосы популярных изданий. Познакомим читателей с музами Кобзаря.

ОКСАНА КОВАЛЕНКО: ПЕРВАЯ ВЛЮБЛЕННОСТЬ

Оксана Коваленко была соседкой в селе Кирилловка (в нынешней Черкасской области), куда семья переехала через два года после рождения Тараса. Она на три года была моложе его. Их родители думали, что дети поженятся. Не суждено: влюбленность не стала большим чувством. Хозяин Тараса, тогда крепостного казачка, Павел Энгельгардт забрал его с собой в Вильно (современный Вильнюс). Оксане посвящено уже хрестоматийное: "Мені тринадцятий минало..." В родное село Шевченко приехал только через четырнадцать лет как состоявшийся художник и поэт. Оксана уже была замужем за крепостным из соседнего села и матерью двоих детей.

АННА ЗАКРЕВСКАЯ: СТРАСТЬ

В Березовой Рудке на Полтавщине Шевченко гостил в июне 1843 года в семье помещика Платона Закревского. Здесь вспыхнула страсть между 29-летним Тарасом и 21-летней женой Платона — красавицей Анной Закревской. Платон Закревский был старше жены на 18 лет и делал вид, что ничего не происходит. А Шевченко на протяжении пяти лет часто бывал в Березовой Рудке. Помимо любовных утех, он не забывал и о работе: нарисовал все семейство Закревских. Портрет Анны считается одним из лучших работ художника. По одной из версий, они встречались и зимой в Петербурге. В 1845 году Анна родила дочь Софию. Девочку Платон отправил в парижский пансионат, а жену изводил сценами ревности. Когда поэт вернулся из 10-летней ссылки, Анны уже не было в живых: она умерла в 35-летнем возрасте. Ей он посвятил два стихотворения: "Г. З."("Нема гiрше як в неволi…") и "Якби зустрiлися ми знову", написанных в неволе.

ВАРВАРА ВОЛКОНСКАЯ-РЕПНИНА: ВОСПИТАТЕЛЬНИЦА

В июле 1843 года Тараса Шевченко вызвали в качестве художника привести в порядок галерею и написать портреты в яготинском доме 35-летней Варвары Волконской-Репниной. Дочь князя и внучка гетмана Разумовского сначала влюбилась в творчество поэта, а потом и в него самого. Она была старше Тараса на шесть лет и взялась его опекать. "Воспитание" докучало, хотя и льстило бывшему крепостному, учитывая его социальный статус. Известно ее письменное признание французу Эйнару о чувствах к Шевченко: "Я подлым образом часами отдаюсь во власть своего воображения, рисующего мне пылкие картины страсти, а иногда и похоти". Шевченко чувства княгини проигнорировал, но подарил ей автопортрет и посвятил написанную на русском языке поэму "Тризна". Посвящение начиналось словами: "Душе с прекрасным назначеньем должно любить, терпеть, страдать…" Из Яготина Шевченко уехал в Петербург. Через 15 лет проездом из ссылки поэт встретился с княгиней в Москве. О ней он высказался комплиментарно: "Счастливо изменилась, стала полнее и моложе".

ФЕОДОСИЯ КОШИЦ: ЛЮБОВЬ ДО БЕЗУМИЯ

Во время поездки в Украину в 1845 году Шевченко завернул в Кирилловку, где ему понравилась дочка священника Григория Кошица — Феодосия. Шевченко посватался. Однако ее отец не посчитал поэта удачной партией для дочери и ответил резким отказом. Девушка послушалась родителей, но так и не вышла замуж. От переживаний потеряла душевный покой. Феодосия закончила дни в киевской психиатрической клинике. По свидетельствам, она там кричала с горечью: "Если бы я стала женой Шевченко, вы бы со мной так не обращались!"

АГАТА УСКОВА: ПРОМЕНЯЛА НА ПРЕФЕРАНС

В ссылке Шевченко влюбился в жену коменданта Новопетровской крепости Агату Ускову. Ему она нравилась, даже будучи беременной: Шевченко не хватало нормальной семьи — и здесь он нашел ей замену. С Усковой Шевченко любил часами прогуливаться, чего оказалось достаточно — поползли грязные слухи. Чтобы прекратить их, Агата стала проводить время дома за игрой в преферанс. Агата был натурой обаятельной, но приземленной. Книги, которые она сама просила прислать Шевченко, в итоге даже не открывала. Поэт был разочарован слишком прагматичным характером Усковой, хотя всегда отзывался о ней с теплотой.

ЕКАТЕРИНА ПИУНОВА: ИСТОРИЯ ПРОДЮСИРОВАНИЯ

После смерти Николая I его сын — император Александр II — простил поэта. Шевченко уже было 44. Тарас Григорьевич в ссылке отпустил бороду и больше походил на старика, хотя по возрасту таковым не являлся. Он стремился компенсировать годы, проведенные в казармах, счастливым семейным бытом. Возвращаясь в столицу, задержался в Нижнем Новгороде — разрешение на местожительство в столице пока не было получено. В 1857 году он увидел на сцене местного театра 16-летнюю актрису Катю Пиунову и был сражен ее красотой. Шевченко решил стать, как бы сейчас сказали, ее продюсером. А тут к нему приехал 69-летний знаменитый актер Михаил Щепкин. Тарас Григорьевич уломал его выступить с юной артисткой в театре. А сам написал "правильную" рецензию в местную газету "Бенефис госпожи Пиуновой". Пиар-компания удалась: начинающую актрису заметили. Щепкин договорился, что она поступит в труппу гремевшего на всю империю Харьковского театра. Тарас Григорьевич боялся признаться в чувствах Кате, поэтому предложение ей сделал в письменной форме: "Стать вашим мужем было бы счастьем". И написал, что, если она откажет, "чувства и уважение не переменятся". Но, помимо отказа выйти замуж, Пиунова заключила контракт с новгородским театром, проигнорировав договоренности Шевченко и Щепкина. Это привело поэта в бешенство: "У меня все как рукой сняло. Я скорее простил бы бойкое кокетство, нежели мелкую несамостоятельность, которая меня, а главное, моего старого знаменитого Друга поставила в самое неприличное положение. Дрянь госпожа Пиунова! От ноготка до волоска дрянь!" Пиунова уехала в Казань с 25-летним актером Максимилианом Шмидтгофом, за которого и вышла замуж. "Ведь мне еще шестнадцати лет не было! — напишет она в мемуарах. — Ну что я понимала?! Мне казалось, что в Тарасе Григорьевиче жениховского ничего не было. Сапоги смазные, дегтярные, тулуп чуть ли не нагольный, шапка барашковая самая простая…" Хотя ей «приятно было внимание поэта". Блестящей карьеры она так и не сделала.

МАРИЯ МАКСИМОВИЧ: ЗАПРЕТНАЯ ЛЮБОВЬ

Из Нижнего Новгорода, направляясь в столицу, Шевченко погостил в Москве в семье Максимовичей. Михаил Максимович был давним старшим другом поэта. Это украинский природовед, историк, филолог, фольклорист и языковед, первый ректор Киевского университета (1834–1835 гг.). Шевченко был очарован его 29-летней женой Марией. Он ей тут же подарил автограф своего знаменитого стихотворения "Садок вишневий коло хати". "Заехали к Максимовичу. Вскоре явилась она, и мрачная обитель ученого просветлела. Какое милое, прекрасное создание", — писал он. А о Максимовиче желчно: "Где он, старый антикварий, выкопал такое свежее и чистое добро? И грустно, и завидно..." Максимович был старше Марии на двадцать лет. Шевченко попросил ее… подыскать ему невесту. Возможно, это было просто поводом для общения: никакой невесты Мария поэту не подыскала. До сих пор шевченковеды спорят, был ли у нее роман с Шевченко? Через девять месяцев после посещения поэтом Максимовичей в имении Прохоровка у Марии родился сын Алексей, хотя до этого за пять лет супружества детей у них не было…

"Мой прадед мог быть сыном Марии Максимович и Шевченко"

Из потомков муз великого поэта мы отыскали и Владимира Максимовича. Он — президент Ассоциации фортепианных мастеров-реставраторов Украины. Реставратор считает, что, возможно, является родственником Тараса Шевченко: "Это семейное предание. И в Академии наук мне давали информацию, подтверждающую родство. Мой род имеет отношение к Михаилу Максимовичу, первому ректору Киевского университета. Максимович помогал Шевченко, с которым дружил, и финансово. Тарас Григорьевич часто приезжал к нему в усадьбу в Прохоровке. Там он влюбился в Марию — жену Максимовича. По одной версии, когда прапрадед однажды приехал в имение, ему управляющий донес об этой связи, в результате которой и мог появиться на свет мой прадед. Ведь почему-то Шевченко арестовали летом 1859 года именно в Прохоровке. Максимович, возможно, сам вызвал урядника. Поэта отправили в Киев, но вскоре отпустили... Ощущаю ли я в себе творческие гены? Я тесно связан с украинской культурой – восстановил фортепиано Леси Украинки, Лысенко, Саксаганского, Старицкого, Веревки... И сам играю".

ЛУКЕРЬЯ ПОЛУСМАК: ВЕЧНАЯ НЕВЕСТА

Последней любовью поэта стала 19-летняя крепостная Лукерья Полусмак — белошвейка, работавшая у его знакомых в Петербурге. Шевченко упросил хозяев отпустить ее на волю, нанял квартиру, забросал ее шляпками, туфлями, кольцами. Окружение поэта было против этого брака, считая, что Лукерья соглашается выйти замуж только из корыстных побуждений. Тем не менее помолвка состоялась. Шевченко, как Пигмалион Галатею, хотел преобразить Лукерью, выучить ее, "облагородить", для чего нанял ей учителя. В объятиях того он ее и застал. Шевченко отрекся от изменницы, предавшись отчаянию. "А то, что осталось у Лукерьи, кроме вещей, которые я вас просил сжечь у нее на глазах, нужно, чтобы она заплатила за квартиру 14 руб., за ключ, ею потерянный, — 1 руб.", — писал поэт знакомым. Шевченко впал в депрессию. О женщинах уже речи не было. Через три месяца поэта не стало… А Лукерья вышла замуж за парикмахера Яковлева. В 1904 году после смерти мужа, закладывавшего за воротник, она, оставив детей в Петербурге, приехала в Канев и каждый день приходила на могилу Шевченко. В книге отзывов на мемориале сделала пронзительную запись: "Приехала твоя Ликера, твоя любимая, мой друг. Посмотри, посмотри на меня, как я каюсь". Около десяти лет, вплоть до своей смерти в 1917-м, Полусмак жила в Каневе, приходила в трауре на Тарасову гору, раздавала гостинцы детям. Местные так ее и называли: "Тарасова невеста".

Продолжение 5 ключевых фактов из жизни Великого Кобзаря