— Вы всегда в хорошей физической форме. Тренировки, режим, диета?

— Да, другого пути человечество пока не придумало. Чтобы иметь форму, надо не обжираться и тренироваться. Говорят, еще хорошо заниматься самобичеванием, но это я не практикую.

— А еще вы любите меняться. Вот обновили себе татуировки в США: теперь у вас луна и летучие мыши, ромб, маска с крыльями — действительно ли от мастера Анжелины Джоли? Символы тату отражают ваш характер? Как-то влияют на ваше настроение?

— Конечно, каждая татуировка делалась в соответствии с тем настроением, которое у меня на тот момент было. Последняя, как вы ее назвали, маска с крыльями, — самая мистическая. Мне ее сделал человек, который прекрасно знал историю коренных народов Америки, их религию и обряды. Это крылья дракона. А вот нашел я этого мастера совершенно случайно, его основная профессия — резчик по дереву, он украшал мебель в моем доме, мы разговорились, он начал рассказывать о древних тату индейских вождей, ну я и загорелся желанием обзавестись столь необычным рисунком. Больше такого ни у кого нет, это тату совершенно уникальное.

— Раньше вы говорили, что возили с собой множество книг на гастроли. Сейчас — тоже, но на цифровых носителях. Кто ваши любимые писатели? Какие жанры? Есть ли книга, которую вы перечитываете всю жизнь?

— Я много читаю, а сегодняшние гаджеты позволяют не таскать с собой целые библиотеки, как приходилось делать это раньше. Меня интересует самая разная литература, в том числе и философская, и религиозная, я читаю много книг по истории. Но, поскольку мои поклонницы имеют привычку тут же брать на вооружение названные мной книги, я в основном рассказываю про те, что написаны в стиле фантастики. Я сам люблю этот жанр, и им он и понятен, и приятен. Многие книги я перечитываю на протяжении всей жизни. Ну как — перечитываю... Возьму, полистаю, брошу взгляд на самые дорогие места в тексте. Самую любимую назвать сложно. Пусть это будет «Мастер и Маргарита».

— Вы любите подарки поклонников — мягкие игрушки, подушки и т. п. Какой подарок был наиболее для вас неожиданным?

— Мне дарили буквально все — от мягких игрушек до супердорогих автомобилей. Хвалить какой-то отдельный подарок бывает опасно. Так я однажды в ходе интервью посетовал, что мне не хватает для полного счастья полотенец советского производства, так как они лучше всего впитывают влагу. С того момента я оказался буквально завален этой уже, можно сказать, раритетной продукцией. Причем некоторые особо заботливые девушки, упаковывая подарок, добавляли к полотенцу... как вы думаете, что? Игрушку — желтую пластмассовую уточку! Оказывается, такие уточки — популярный дамский фетиш. Женщины порой собирают целые коллекции! И, конечно, они тут же бросились делиться со мной самым для них дорогим.

— Лидер «Ночных снайперов» Диана Арбенина назвала вас «единственным интеллигентным артистом на российской эстраде». Что такое для вас интеллигентность? Почему ее дефицит на нашей эстраде?

— Не только на эстраде, вообще в мире существует дефицит интеллигентности. Мне кажется, это внутреннее, неосознанное качество, у кого-то оно есть, а у кого-то, увы, отсутствует. Человек сам не задумывается о своей интеллигентности, не замечает ее. Просто он не способен на какие-то поступки вопреки выгоде себе — и все тут. Хоть убей. А другие поступки делает, наоборот, себе во вред, но по-другому он просто не может, его совесть зажрет. Это такая обостренная честность, что ли. Если Диана считает, что я отношусь к таким людям, то я вполне могу погордиться этим. Если судить по ее творчеству, а ничто иное не раскрывает человека во всей его сути, Диана сама очень открытая, принципиальная и порядочная. Поэтому, если уж так сказала, значит, так и думает. Конечно, мне это очень приятно.

— Вы один из тех немногих артистов, кто ездил с концертами в Афганистан — место, где гибли люди. Как относитесь к трагическим событиям в Украине? Считаете ли, что у артиста должна быть своя политическая позиция?

— У артиста должна быть общечеловеческая позиция, он обязан блюсти весь свод общечеловеческих ценностей даже строже, чем кто-то иной, например, тот же политик. Потому что артист — как священник: он во многом властитель человеческих душ. Я не могу назвать себя украинцем, но у меня мать была родом из Запорожской области, я знаю украинский язык, в конце концов, я — заслуженный артист Украины. А это означает сотни концертов, которые проходили на территории этой страны. У меня много друзей как в Киеве, так и в Крыму, да что там — во всех уголках страны. Конечно, это трагедия, что у вас сейчас происходит, и отношусь я к этому с большой болью и горечью.

— В Майами — недвижимость у вас, у Игоря Крутого, Натальи Королевой, Анжелики Варум и т. д. Ваша супруга уже там проживает много лет. Как так получилось, что в США образовалась «колония» звезд российской эстрады?

— Ну, океан-то я пересекаю всего четыре раза в год, два раза туда, два — обратно, так как в США я провожу в общей сложности полтора месяца отпуска, разбитого на два, — в январе и в мае. Поверьте, по воздушному пространству России я наматываю в десятки раз больше километров, осуществляя свои гастрольные туры. А почему именно в Майами? Я люблю солнце, воду, люблю океан, в Майами действительно удается отдохнуть от постоянного, порой назойливого внимания. Не знаю, как у других, у меня так просто сложилось по жизни — в США эмигрировала моя жена, для меня, кстати, совершенно неожиданно. А потом уже я начал ездить к ней в гости, ну и в итоге привык к таким вот американским каникулам.

— Вы следите за творчеством коллег по эстраде, в том числе и зарубежных. Вы были на концерте леди Гаги, уважительно отзывались о Мадонне. Берете ли что-то для себя у них?

— Да не беру я ничего. Все идеи носятся в воздухе. И у меня уже было все то, что я позже видел на концерте Мадонны и леди Гаги. И водопады, и полеты, и мосты, и чудовищные пасти-челюсти, и лифты — чего только не сотворяли мы на сцене. Так что хожу просто так, посмотреть концерт, полюбоваться на публику. В Америке очень отзывчивый зритель, люди в зале и танцуют, и хлопают в такт, не стесняются выражать свой восторг — в отличие от наших.

Эдуард Артемьев говорил, что вы, наверное, ненавидите его песню «Дельтаплан», учитывая ее «возраст». Так ли это? Я сам был свидетелем того, что публика без нее не отпускала вас со сцены. Какая песня из вашего репертуара наиболее дорога для вас? Может, «Милый друг, не скучай…»?

— Мне все мои песни дороги, ведь в каждую я вкладываю душу. И «Дельтаплан» я очень люблю. Именно с нее, кстати, будет начинаться моя новая, юбилейная, программа. Так что не надейтесь, что я отрекусь от «Дельтаплана» — со мной родился, значит, со мной и будет жить. А «Милый друг, не скучай» — идеальное обращение и к публике, и к человеку, и к читателям. Так что не скучайте, мои милые друзья, и не забывайте — «я вернусь, я знаю точно».