Народный артист Украины и России Роман Виктюк в эфире программы "Максимум мнений с Сакеном Аймурзаевым" на Радио Вести высказал свое мнение о политической ситуации в Украине, рассказал о гастролях по стране в месяцы революции и своих переживаниях.

Шеф-редактор нашей радиостанции так анонсировал разговор с театральным режиссером: "Вслушайтесь в нашу беседу, пожалуйста. Очень интересные вещи говорит Роман Григорьевич, который, к моему удивлению, я не знал этого факта, практически каждую неделю прилетал все последние месяцы, месяцы Майдана, в Киев, и лично был свидетелем и очевидцем тех событий, которые мы все вместе пережили".

А мы предлагаем вниманию читателей стенографическую расшифровку интервью.

Сакен Аймурзаев: Мой первый вопрос будет о том, как вам, украинцу, сейчас живется в России, в Москве?

Роман Виктюк: Как всегда! Разницы никакой!

Никакого давления? Никаких обсуждений?

Какое давление? Кому культура нужна? Это остаточное явление, это аппендицит.

Вы следите за событиями, которые происходят в Киеве?

Конечно! Зачем мне следить, когда я приезжал и приезжаю все время.

Расскажите о впечатлениях от ваших приездов.

Во-первых, весь февраль мы были с гастролями по всей Украине. Весь февраль мы играли, включая Львов.

Все спокойно?

Нас никто не останавливал. Бесполезно! Были переаншлаги фантастические. Пьеса была как раз о революции, свободе. Это пьеса о маркизе де Саде, который провел в тюрьмах 17 лет, и так и закончил там жизнь. Это пьеса о совести, чести, поступке человека. Разум должен не спать – об этом пьеса. И в это время все происходило. Полные залы, публика принимала фантастически. Казалось, что о них написали, и о них говорят этот текст. Тут же мы поехали в Америку. Были там 20 дней.

С тем же спектаклем?

Играли Булгакова, «Мастера и Маргариту».

Спектакль "Мастер и Маргарита". Режиссер: Роман Виктюк

Скажите, какие у вас мысли о том, что будет сейчас в Украине, ведь вы человек, не только знающий…

У меня самые лучшие пожелания и самые лучшие надежды. Если бы ты слушал мое обращение, его по всем каналам повторяли несколько раз.

По украинским каналам я слушал, видел это обращение.

На всех украинских каналах, даже в интернете есть, так что я не стороны, а внутри.

Сейчас здесь (в Киеве) такое ощущение, что в Москве буквально какие-то единицы людей понимают, что происходит со страной. Каким образом можно донести до людей в России, что ничего страшного, радикального не происходит?

Для этого и существует политика. Правда? У нее есть свои средства, свои возможности, свои глупости, и они это отстаивают. Все!

Нужно призывать к тому, чтобы не происходил сон разума, потому что сон разума рождает чудовищ. Надо нации иметь терпение и верить только в то, что с нацией Бог. Другого ничего нет.

У многих людей здесь есть тревога, несмотря на то, что и Бог с людьми, и нация, и вера в то, что все будет хорошо. Есть тревога.

Тревога – этот тот микроб или тот дьявольский (я акцентирую, дьявольский!) голос, который пытается человека усыпить, чтобы был сон чудовищ.

А разбудить как?

Для этого существуете вы. Для этого существует пресса. Я постоянно говорю об этом, когда ко мне обращаются «Факты и Гордон… Каждую субботу я приезжал на Майдан, даже когда ставил спектакль в Финляндии, каждую субботу прилетал помимо участия в жюри (Роман Виктюк входил в состав жюри развлекательных шоу «Як дві краплі», выходившем в конце прошлого года на украинском телеканале – прим. ред.)

Вы ходили на Майдан? Стояли там, видели все?

А как же! Даже когда я пытался общаться, то ребята бросались ко мне и говорили одно: «Не зрадьте нас!». Я казав, а що не видно, що не можу зрадити, ви ж бачите.

І вони дивилися такими очима, що брехати їм не можна було. Їх очі, сяйво тих очей, це запорука того, що буде. Мене умовляти не можна, тому що їх очі весь час зі мною.

Ребята, которые были против Майдана и стояли там на Антимайдане, те, кого называли титушками все это время… Сейчас те люди, которые просто живут на востоке Украины, у них свои тревоги. Это разделение, которое казалось мне - я давно живу в Украине - очень искусственным.

Естественно, опять же повторяю: дьявольский наговор. Он действует и политически, и мистически, и человечески.

Рецепт против дьявола все равно очень сложно предложить политикам, они ведь не слышать этих метафизических категорий.

Они слышат только дьявола. Им не надо ничего предлагать – они и есть голос дьявола. Они и отправляют людям дьявольские шифры. У меня на это другой взгляд.

Взгляд человека, который имеет дело больше с духовными сферами…

Совершенно верно! Как молодой министр культуры себя ведет?

Молодой министр культуры? Он не заметен пока. У него какие-то инициативы, предложения, но сказать, что прямо-таки взрыв культурный или он дал какой-то новый тренд…

Но он не может еще быть, это было бы наивно думать, что может быть. Во-первых, должны прийти совершенно новые драматурги, новая режиссура, которая бы все опрокинула, потому что имперское мышление в культуре не может быть.

Как это разделить: имперское сознание и русскую культуру?

Зачем разделять, когда это одно и то же.

Тогда запрещать русскую культуру?

У нас своя культура, которая богатая и в ней есть все. Мы это годами пропускали и делали вид, что ее не существует.

Украинская культура, безусловно, существует. Она есть, и она развивается, она и будет.

Я сейчас говорю о театрах. Она должна была быть религиозной в первую очередь. Это все пропускалось, это сакральное вечное начало украинской культуры. Благодаря этому Украина и выживала, несмотря на все тортури (это прекрасное украинское слово). Сколько при Петре І в том болоте людей погибло, козаків, людей свободы и чести. Их туда совершенно сознательно отправляли. Город стоит на этих украинских душах. Об этом нация не может забывать. Уже тогда, когда возвращаешься к Шевченко, Франку, Лесі, Марку Вовчку, то должно быть понятно, что только боль, только молитва и только прошение прощения высшим силам, что мы столько лет просирали самое главное – воспитание духа. Коммунисты сказали: Бога нет. Как русские отказались, так и Украина тут же відмовилася від Бога и это стало нормой. Правда?

Сакен Аймурзаев во время эфира на Радио Вести. Фото: "Вести"

Правда-правда, я согласен.

Все нужно начинать с детей (с маленького возраста), даже когда мамочка беременна, уже должна звучать музыка. Не та, которая призывает к патриотизму, избиению и умерщвлению зла. Должна быть музыка, которую слышал Шевченко на Украине, а этого ничего нет.

Но 20 лет же что-то происходило?

20 лет ничего не происходило – это все самообман. Теперь это очевидно.

Откуда тогда эта энергия, которая на Майдане? Вы же были там. Вы это чувствовали.

Это та энергия, которая была загнана системой в подполье и, казалось, что они ее уничтожили, но выросло поколение, которое не знало советской власти. Это те, кому было 17,19, 20 лет и их уже нечем не переубедишь. К сожалению, это не понять нельзя.

Когда я видел, что отец привел сына на Майдан и отправил его спасать людей, сын погиб, и отец эту свою жертву во имя, не оплакивал. Он, молча, стоял и благодарил, что в нем еще есть этот священный огонь преданности родине. Я это видел.

В театре Франка был парень, который работал на сцене. Он передвигал декорации. Ему было 18 лет. Он хотел в этом году поступать в театральный. Его убили в первый же день. «Беркут» точно попал ему в голову.

Ужас…

Понимаешь? Они целили правильно. Именно в тех, кто духом хочет возродить то, о чем я кричу. У меня надежда только на них.

Это ощущение света, ощущение такой Пасхи, о которой мы с вами говорим, ведь это же Пасха. Все равно есть ощущение, что до этой Пасхи была жуткая Голгофа, которая так просто не уйдет из сознания.

Вы мне говорите то, о чем кричу и я, потому что без Голгофы не может быть и Воскрешения, и не может быть полета в небо, а вот сейчас это все возможно. Если это не поддержать, священник должен это освятить, то ничего не будет.

Но надежда есть. Правда?

Я верю. Когда меня попросил тот Турчинов, чтобы я обратился к людям, я закончил фразой: «Бог с вами! Верьте в это», все.

Когда вы приедете в Киев?

Мы приедем со спектаклем у червні, в начале июня.

В июне будете. Тогда всех пригласим прийти к вам.

Справка:

Роман Григорьевич Виктюк родился 28 октября 1936 года во Львове. После окончания школы Роман поступил на актерский факультет ГИТИСа (мастерская Василия Орлова). Его учителями были режиссеры Анатолий Эфрос и Юрий Завадский. Виктюк работал актером в Киевском и Львовском ТЮЗах. Был преподавателем в студии при Театре имени И. Франко в Киеве. Первой режиссерской работой Виктюка был спектакль по пьесе Г. Шмелева «Все это не так просто.

Одной из самых знаменитых работ Виктюка считается его спектакль «Служанки» по пьесе Ж. Жене, поставленный в московском театре «Сатирикон». Благодаря ему Виктюк стал самым известным театральным деятелем страны.

В 1991 году режиссером был создан частный Театр Романа Виктюка, через пять лет театру был присвоен статус государственного. За свою жизнь Роман Григорьевич поставил более двухсот спектаклей. Виктюк является единственным режиссером иностранного происхождения, награжденным премией Института итальянской драмы в 1997 году за лучшее воплощение современной драматургии. Получил театральную премию «Maratea» Центра европейской драматургии в 1991 году. Обладатель премии «Киевская Пектораль» и СТД Украины «Триумф».

В США Виктюк был включен в список 50 людей мира оказавших влияние на вторую половину 20-го века. Совместно с Игорем Дюричем и Игорем Подольчаком основал в 1991 году Фондa Мазоха во Львове. В 2006 году Роман Виктюк удостоился звания Народного артиста Украины, в 2009 - Народного артиста России.