Григорий Лепс одним из первых российских артистов рискнул ступить на украинскую сцену после Майдана, выступив вчера во Дворце «Украина» (билеты на него стоили 350–2500 грн).

А в соцсетях народ гадал, какая его ждет здесь участь (тем более, что накануне в Киеве появился билборд с фотографиями артистов, поддержавших действия Путина в Крыму и подписью: «Спасибо, что поддержали войну в Украине! Украина вам желает многая лета! Прощайте!»), но поскольку Гриши среди подписантов не было, то и криков "Ганьба!" в зале не звучало.

Под Киевом "попрощались" с артистами, поддержавшими Путина. Фото facebook.com/BlogerKyiv

Но и о политике Лепс говорить не стал, единственный намек на его отношение к происходящему мог крыться в фразе: «Эй, балкон, приветствую! Вы там в тупике! Как и уже несколько месяцев в тупике».

В этот приезд 51-летний Лепс вообще был неразговорчив, а то, что говорил... как шутила моя соседка по креслу: «Ему бы переводчика!». Даже приветствие Киеву прозвучало где-то в середине концерта: оно-то и понятно – народ подтягивался час! Забавно было наблюдать, как по струнке подскакивала со своих кресел шеренга зрителей, чтобы очередной опоздавший (а таких было 70 процентов) занял именно свое место!

Лепс был куда пунктуальней – он на сцену вышел всего с 25-минутным опозданием – в белой рубахе, пиджаке и штанах-бананах, которые визуально укорачивали его. Семеня в модных брюках и размахивая полусогнутой рукой, он походил на пингвина с голосом ганстера, которому регулярно подносили питье (желтоватый оттенок водички выдавал какой-то травяной отвар) и... шпаргалки с текстами песен. Альбом-то «Ганстер №1» – новый, еще не особо обкатанный, мало ли...

Из свежих песен запали в душу «Ангел ушел в запой» с мыслями, которые, думаю, знакомы многим: «Ангел ушел в запой и полетел чудить, Парень он золотой, но не умеет пить», актуальная «Если хочешь – уходи»: «Я не Бог, но я прошу, возвратись когда захочешь, А пока считай шаги, в руки флаг и уходи» и... женщины меня поймут – «Выбрось из головы»: «Прости меня за то, что я так непростительно стал забывать, Как восхитительно тебя целовать. Прости меня за те цветы, Которые я не подарил, Я просто ненадолго забыл, В чьих руках мое сердце»...

Повеселили и «Стаканы», которая есть в репертуаре Гребенщикова еще с 2006-го: «Ну-ка, мечи стаканы на стол и прочую посуду. Все говорят, что пить нельзя!... А я говорю, что буду».

На остальные новые песни народ реагировал не так бурно, ожидая, конечно, старых хитов, а из старого были «Рюмка водки», «Я уеду жить в Лондон», «Я тебя не люблю» вот пожалуй и все. Так что Лепс обновился капитально, причем не только в песнях, но даже в привычках. Если еще пару лет назад сцена после его концерта была устлана салфетками, в которые он сморкался, вытирал пол и тут же бросал на пол, то теперь Гриша окультурился – и оставил после себя всего пару носовичков. А еще огламурился. Для начала он позаимствовал пару шуток у поп-короля Филиппа Киркорова. Лепс аккуратненько разложил вдоль сцены, подаренные ему букеты, и выдал: «Прям как у Баскова», а потом, собирая цветы, резюмировал: «Басков обзавидуется».

Перестал Лепс и разрешать себя снимать. И это табу доходило до маразма: стоило достать мобильный, как человек тут же оказывался под прицелом красного или зеленого лазера, который наводили охранники, чтобы вычислять зрителей-папарацци. Учитывая предвоенное положение в стране и расстрелы снайперами сотни людей на Майдане ужасно смотрелась красная точка лазера на лысине впереди сидящего зрителя с айпедом в руках...

Для тех, кто хотел закосить под Лепса – в фойе Дворца «Украины» продавали очки Гришиного дизайна по цене 3200 грн за штуку. И покупатели были! На попытки поторговаться им говорили: «Вы что, у нас цена привязана к евро, еще вчера они были 3100, сегодня 3200, а завтра будут еще дороже!». «А что евро так сильно за ночь подорожал?» – недоумевал покупатель. «А вы что курс не знаете?» – вопросом на вопрос отвечал продавец. Очки были куплены, без торга, но с бонусом в виде футляра.