— Как считаете, почему «Карточный домик» (идет на "Интере" – Авт.) стал таким популярным во всем мире?

— Людям интересны скандалы, жизнь политиков без купюр и жадность… И, конечно, нельзя забывать еще и о возмездии за это все.

— С кем у вас ассоциируются главные герои?

— Прообраз Френсиса (его играет Кевин Спейси. — Авт.) — Ричард III, а моей героини и его жены Клер — Леди Макбет. Но мы уже давно вышли за рамки этих образов. Герою нужно иметь цели и препятствия, которые создают конфликт. Вот в чем Бо (Бо Виллимон — автор идеи и сценарист. — Авт.) гений, так в том, что он прекрасно придумывает разные характеры, которые постоянно меняются. Он знает, что сериалу нужен, например, такой характер, как у Зои (героиня Кейт Мары. — Авт.), чтобы направить повествование в другую сторону, создать напряжение и тайну. Именно так получается построить историю, которая находится в постоянном развитии.

— Вы бы назвали Клер злодейкой?

— Я не могу просто играть Клер как неустанную интриганку, аморальную и продажную даму. Играть ее на одной ноте было бы слишком банально. Как и представить из нее сущего дьявола — как-то не по-человечески. У всех нас есть обе стороны — светлая и не очень, которые и проявляются в разных ситуациях. Это я к тому, что в определенные моменты Клер также становится уязвимой и чувствительной.

— Как реальные политики реагировали на «Карточный домик»?

— Я спросила одного: «Насколько верно все в нашем проекте?» Он ответил: «О, Боже, это же на 99% правда!» Тогда я задала еще один вопрос: «Оставшийся один процент неточности в том, что в сериале кого-то убивают?» «Нет! Неточность в том, что мы бы никогда не смогли принять образовательный закон настолько быстро!»