С Питером мы общались по телефону, связь между Киевом и Лондоном все время пропадала, но 64-летний экс-вокалист культовой группы Genesis сам перезванивал со словами: «Сорри, такая плохая связь, что-что вы сказали?» Но при этом терпеливо отвечал на наши вопросы...

— Питер, вы отменили концерты в России, но при этом едете к нам. Почему?

— Это напрямую связано с действиями российского правительства по отношению к вашей стране — агрессия не стихает... А мы хотели провести совместно с россиянами этно-фестиваль, но пока ситуация не изменится, а я очень внимательно за этим слежу, сотрудничества с ними не будет. И в Россию пока ехать не планирую. Мы поддерживаем вас, насколько это возможно. Я очень надеюсь, что все наладится.

— Вы вообще очень политически активный. Сталкивались ли вы с непониманием со стороны других людей из-за ваших взглядов?

— Да, такое случается. Но вы же понимаете, что одни лишь взгляды ничего не значат без действий. Именно это в основном и вызывает непонимание.

— Расскажите о вашем новом шоу Back to front («Задом наперед»), которое покажете в столичном Дворце спорта 10 мая?

— Шоу условно можно поделить на три основные составляющие: акустическая часть, потом мы играем полной командой — самые любимые наши песни из разных альбомов, и, конечно же, третья часть посвящена песням из альбома So, которому уже 25 лет...

— Ваши шоу всегда полны фантастических спецэффектов. Вы даже однажды пели вверх ногами…

— Да, это было на шоу Growing Up, мы с дочерью Мелани тогда на презентации песни Downside Up передвигались, подвешенные к потолку. Это было восхитительно! Причем съемка велась таким образом, будто мы находимся в правильном положении. Так что на видео это выглядит еще круче.

— Позволяете себе какой-то допинг для вдохновения?

— О, нет-нет, никаких наркотиков.

— В одном из интервью вы рассказали, что ушли из Genesis из-за дочери. Как считаете, ей это помогло?

— Да, у моей первой дочери Анны-Марии были некоторые проблемы со здоровьем еще с рождения. В тот момент мне было тяжело совмещать семейные заботы и работу в группе. Тем более семья — самое важное, что у нас есть, и мы не должны забывать о том, что несем ответственность за родных.

— А ваша вторая дочь Мелани, которой 37 лет, у вас на бэк-вокале. Это мешает или помогает вам на сцене?

— Сейчас она занимается домашними делами, но действительно был замечательный период, когда мы выступали вместе. Это абсолютно не мешало, а даже наоборот. С удовольствием вспоминаю то время. Такие вещи помогают почувствовать гармонию в семье.

— Какие у вас сейчас отношения с Филом Коллинзом? Не подумываете о воссоединении Genesis?

— Бывали такие мысли… Но вы знаете, прошло очень-очень много времени (он ушел из группы в 1975 году. — Авт.). У каждого из нас — большой период сольной карьеры. Но это и не невозможно. Я с ним поддерживаю нормальные дружеские отношения, этого достаточно.

— Это правда, что однажды в Швейцарии вашу группу задержали по подозрению в убийстве?

— Да, был такой неприятный случай. И мне пришлось долго выкручиваться, чтобы защитить своих ребят. Нас случайно приняли за банду террористов Баадер Майнхоф, которых тогда разыскивали за убийство немецкого бизнесмена, и она планировала еще ограбить банк. Мы тогда просто оказались не в том месте и не в то время. Остановились возле телефонной будки, а у меня лицо черным шарфом было прикрыто. Не успел я в будку зайти — как увидел ребят с автоматами, нас арестовали. Даже пришлось немного посидеть в тюрьме.

— Я знаю, что вы увлекаетесь изучением древних культур и любите этническую музыку. А вы слышали наши украинские народные песни?

— Меня сейчас интересует все, что происходит в Украине, и мне хотелось бы быть еще более осведомленным в этом плане. Я знаю, что у вас очень богатая культура, о которой многие даже не подозревают. А еще у меня в планах пойти на ваш Майдан. Надеюсь, у меня хватит времени, чтобы еще погулять по городу.