— Александр Борисович, сегодня в Украине премьера вашего фильма о Пугачевой «Кураж» (покажут на «1+1»), в котором вы раскрываете интимные подробности из ее жизни. Зачем?

— Ну если это было на самом деле! Когда фильм снимался, в интернете гуляла фотография главной героини Галлы в бассейне в белом халате, у нее была видна грудь. И это случай из жизни. Как-то мы с Аллой пришли в бассейн, но она забыла купальник, поэтому взяла халат у мороженщицы и в нем плавала. Ну и что? (Смеется.)

— Видела ли эту картину Пугачева?

— Не знаю, мы с ней не общаемся. Но это не значит, что я держу на нее зло. И фильм «Кураж» не является биографической картиной, это некая фантазия, в которой есть вымышленные персонажи и реальные, но многие из последних под другими именами. Просто так мне было легче писать и вспоминать. Хотя фильм начинается с авторского обращения, что «все персонажи являются вымышленными».

— В фильме Алла Борисовна подарила вам автограф, сделанный своей кровью. В жизни тоже такое было?

— Это правда, она расписалась кровью в первый день нашего знакомства. У меня есть записная книжка, в которой я просил и сейчас прошу расписаться разных людей. А когда в 1980 году я попросил в ней расписаться Соню Ротару, она спросила: «А что Алла тебе оставила?» Узнав о кровавой росписи, она взяла ножницы, отрезала ноготь, вклеила его в мой блокнот и написала: «Это — коготь Софии Ротару».

— В первой серии фильма «Кураж» Галла, еще совсем не известная певица, слушает по ТВ песню Ротару и гримасничает. Разве София Михайловна стала популярной раньше?

— Ротару чуть старше Пугачевой, но карьера их развивалась одновременно и по-разному. София практически с первых же песен стала известна на всю страну с молдавскими и украинскими песнями. Ее принял не только народ, но и партийное руководство, и телевидение. С самого начала ее карьера заладилась. А карьера Аллы сложилась не сразу — первые 10 лет она была мало кому известна. Про Соню уже писали все газеты, и она быстро стала заслуженной артисткой Молдавии и Украины. А у Аллы взлет был только после «Арлекино» в 1975 году. И то — после этого известна была больше песня, чем певица. Ей очень сильно помог фильм «Ирония судьбы», где она поет за кадром.

— В «Кураже» вы показали неприязнь Пугачевой к Ротару, хотя они не были тогда еще знакомы. За что Алла ее недолюбливала?

— Конечно, она хотела достичь таких же высот, и Соня для нее была определенной планкой. Но соперничество всегда помогает. А то, что Галла гримасничает, так это нормальная женская оценка. Это ни в коем случае не унижение. Соперничество между Пугачевой и Ротару действительно было, поскольку это самые яркие певицы своего времени и они боролись за лидерство, но это были очень взаимоуважительные личные отношения. Мы с Софией Ротару и ее мужем Анатолием Евдокименко часто ходили в рестораны и в гости друг к другу. София Михайловна часто нам помогала, если мы к ней обращались. Например, как-то в августе в Ялте мы с Аллой оказались совершенно в безвыходном положении и у нас не оказалось крыши над головой. Тогда мы позвонили Ротару и она нам быстро сделала номер люкс в гостинице «Ореанда». Был и другой случай, когда мы договорились о встрече в ялтинском ресторане «Горный ручей», но, к сожалению, она тогда не смогла прийти на встречу с нами, но прилетела на вертолете и бросила к ногам Аллы букет цветов. В этот день она снималась для какого-то ролика, где был задействован вертолет, и попросила пилота пролететь мимо нас. А перед этим Алла вручила Соне на концерте букет цветов.

— Спустя годы Алла Борисовна говорила, что отказывалась петь песни о партии, мол, для этого есть Ротару?

— Таких унизительных заявлений она никогда не делала. Другое дело, что раскручиваясь, Алла подчеркнуто исполняла песни о женском одиночестве и любви. Она не участвовала в правительственных концертах, это была часть плана, чтобы показать, что она такая музыкальная диссидентка. К тому же природа, мягко говоря, относится к Соне и Алле по-разному, хотя Ротару старше Пугачевой на два года. Но Соня и сейчас выглядит как девочка и обладает прекрасным голосом. Поэтому она была любимицей публики.

— Свою свадьбу с Пугачевой вы отгуляли на даче советского миллионера Сируша Бабека. Что связывало вас с ним, ведь вы в основном вращались в среде культурной элиты?

— На моей орбите люди были совершенно разные — дипломаты, журналисты, спортсмены и многие другие. О них всегда говорили и писали по-разному. Сируш был одним из таких. Его родители были иранскими коммунистами, поэтому он и оказался в нашей стране. А он был крупным бизнесменом, и на его даче действительно праздновалась наша с Аллой свадьба. Но в фильме это показано по-другому. Дачу Бабека я превратил в мастерскую художника. На реальной свадьбе было много разных людей, среди которых и известный в те времена футболист Алимжан Тохтахунов (сейчас он известен как Тайванчик. — Авт.). Ему многое тогда предъявляли, но он очаровательный парень и его знали все эстрадники.

— Звезды и вы лично часто дружат с людьми, у которых проблемы с законом. Но от таких знакомств можно пострадать, как, например, Григорий Лепс, которого обвинили в связях с мафией.

— Для меня есть только одно понятие — порядочность. А какие у него с кем-то там отношения мне все равно. И у меня тоже есть друзья, которых в Америке считают преступниками и требуют их выдачи. А другие страны таковыми их не считают и поэтому не выдают этих людей. Я не оцениваю людей по принципу, как к ним относятся власти какой-то страны. Если Лепс не отрекается от этих людей, значит, это говорит о нем только как о благородном человеке. Если человек как-то и связан с криминалом, то это не означает, что от него нужно бежать как от чумы. Сегодня он преступник, а завтра окажется национальным героем.

— Вас называют первым имиджмейкером Пугачевой, вам приятно?

— С Аллой мы три года жили в маленькой очень тесной квартирке. Сидели по вечерам с ней на кухне, и она мне рассказывала о каких-то своих проблемах. А я давал ей советы, как их преодолеть, как любой муж подсказывает своей жене. Иногда они касались творчества, иногда быта. Все это были шутки и озорство. Мы просто хулиганили с ней, не придавая этому особого значения, и умудрялись дурить огромную страну. Например, то что у нее вышли пластинки тиражом 100 миллионов, хотя на самом деле такого не было и близко. Еще придумали, что зарубежные газеты называют ее самой великой. Но этого тоже не было.