29 мая в украинский прокат выходит «Волшебница» — одна из самых дорогих диснеевских сказок (бюджет — $200 млн, из них $15 млн — гонорар Джоли, сыгравшей главную роль колдуньи). Для съемок был построен огромный дворец (только площадь зала — 464 кв. м, пол выложен мраморными плитами, а в интерьере — антикварная мебель), вручную пошито больше двух тысяч костюмов, а на грим героям уходило по 4–5 часов (Джоли корректировали скулы, уши и «клеили» полиуретановые рога). И именно во время съемок этой сказки актриса удалила грудь из-за угрозы онкологии.

— Анжелина, признайтесь, вы показываете детям фильмы с вашим участием?

— О да! Старшие недавно посмотрели «Мистер и миссис Смит». Это, наверное, самое забавное из того, что дети когда-либо могут узнать о своих родителях. Видеть, как твои мама и папа сражаются, как шпионы… Это похоже на странную детскую фантазию. А на «Волшебницу» поведу всю семью. Моим детям очень нравится шипящий голос, которым я говорю в роли Малефисенты. Они всегда просят меня, чтобы я им сказала что-то этим голосом.

— Как вам было играть Малефисенту?

— Если честно, я немного переживала. Ведь главная героиня — злая колдунья, которая проклинает маленького ребенка... Хотя моя героиня не была злой изначально, как многие злодеи в сказках. Она очень неоднозначная, она представляет все грани человеческого естества, и очень трудно было все это изобразить. Знаете, Малефисента была одной из моих любимых героинь у Диснея. Ведь я выросла на «Спящей красавице». Я одновременно любила и боялась ее. Для меня работать над этим персонажем — как открыть тайну.

— Этот фильм — по сути, ремикс диснеевского мультика «Спящая красавица». «Волшебница» тоже рассчитана на детскую аудиторию?

— Скажем так: и на детей тоже. Но вообще, это семейный фильм, ведь в нем поднята тема справедливости, грани между добром и злом, и о том, что важно и за что стоит бороться. Девочки увидят, что могут быть воинственными и в то же время женственными и глубокими — это комплекс тех качеств, которыми должна обладать женщина.

Анжелина Джоли в фильме "Волшебница" ("Малефисента")

— Ваша младшая дочь — пятилетняя Вивьен — была единственным ребенком на площадке, который не боялся вас в гриме. Как вам с ней работалось?

— Нам для съемок нужна была девочка, которая не пугалась бы моего шипящего «Я не люблю детей». Моя младшая, Вивьен, на это просто смеялась. У меня был грим с клыками, рогами, огромными глазищами. А она улыбалась, глядя на меня. Виви стала моей тенью на съемках. Я могла быть уставшей, злой, быть в ужасном настроении. Ей было все равно… Ей стоило лишь затарахтеть: «Мамочка, мамочка!», обнять — и я таяла. Я не могу ей сопротивляться, начинаю улыбаться и беру ее на руки. Поэтому даже не могу представить какую-то другую актрису на ее месте.

— А кто из ваших детей еще был на площадке?

— Моя семилетняя Шайло отказалась играть Аврору в юности. Когда я у нее спросила, сыграет ли она Спящую красавицу, она засмеялась мне в лицо. Сказала, что лучше сыграет рогатое существо (смеется). Пакс (10 лет) и Зизи (Захара, 9 лет), которые участвовали в эпизодах, шарахались от меня. Но я им рассказала историю Малефисенты, и они были тронуты. Шайло даже вступилась за мою героиню в споре с другой девочкой.

— Как вы относитесь к тому, что ваши дети тоже захотят стать актерами?

— Мы с Брэдом решили, что не будем запрещать им сниматься и лишать их тех забавных вещей, которые происходят на площадке. Но не будем и культивировать это. Но мне на самом деле хотелось бы, чтобы они занимались чем-то еще. Два дня съемок наших деток вызвали у нас дикий стресс. Что уж говорить обо всем периоде…

Анжелина Джоли с дочерью Вивьен в фильме "Волшебница" ("Малефисента")

— Вы такой представляли свою жизнь лет 10 назад?

— Я и подумать бы не могла, что у меня будет столько детей. Что я буду так сильно влюблена и любима, что встречу нужного человека и моя жизнь станет похожа на сказку.

— Как изменились ваши отношения с Брэдом Питтом за девять лет, которые вы вместе?

— Мы — два абсолютно разных человека, но мы вместе. Мы вдохновляем, дополняем друг друга, сводим с ума… После всех лет у нас общие истории, столько воспоминаний. Это настоящая дружба. И это настолько просто и комфортно. Мы вместе прошли через многое, и отсюда вырастает настоящая любовь.

— Как вы сейчас готовитесь к свадьбе?

— Мы обсуждаем это с детьми, интересно знать, какой они ее видят. Они сейчас — наши организаторы! По их планам, это должно быть либо в стиле Диснея, либо с пейнтболом (смеется). Мы же не просто любовники или встречающаяся парочка. Мы уже семья.

— Вы прошли через двойную мастэктомию и говорили, что планируете удалить яичники...

— Да, эту операцию пока еще не провели — я была занята на съемках «Волшебницы». Я очень много советовалась с людьми, прошедшими через эти проблемы, и очень сблизилась с ними. Где бы я ни была, я встречала женщин и просто начинала говорить с ними о здоровье, о раке груди, раке яичников. Я разговаривала с мужчинами об их дочерях и женах. Я много чего услышала и узнала. И почувствовала себя намного ближе к людям и их проблемам.

— Вы смогли бы оставить свою успешную карьеру ради семьи?

— Я бросила бы свое актерство и осталась бы дома с детьми. На днях Брэд вместе с детьми подготовил мне подарки ко Дню матери… Среди них и футболка с принтом, и корона, блокнотики и самодельные милые подушечки. Это так прекрасно! Да, я люблю сниматься, режиссировать… Но иногда очень хочется просто побыть дома с детьми. А их шесть, не забывайте! Но Брэд мне всегда помогает: готовит завтраки, отвозит их в школу. Мы стараемся никогда не работать одновременно. Кто-то из нас обязательно с детьми.