Известный британский режиссер Питер Веббер рассказал в Одессе о смерти кино и о том, что ждет кино "после смерти".

На мастер-классе о новых технологиях в кинематографе режиссер ленты "Девушка с жемчужной сережкой", которая в свое время отметилась тремя номинациями на "Оскар", делал прогнозы и рассказывал о своих первых шагах в индустрии грез.

- Какова основная проблема современного кинематографа?

- Некоторые утверждают, что сняли слишком много фильмов. В 2010 было создано три млрд часов фильмов. Не считая видео с мобильных. Как же возможно все это посмотреть? Кинофестивали привлекают наше внимание к хорошим фильмам. Нужно отказаться от Голливуда в пользу мирового кино.

Сейчас мы переживаем золотой век кино. Молодые кино, молодые ленты показывают во всем мире. Ранее цена входа в киномир была очень велика – например, найти технику. 20 лет назад это стоило тысячи долларов. А сейчас я могу сам снимать, монтировать и даже заниматься дистрибуцией. Любой может заниматься производством фильмов – это плюс. Минус – стало сложнее искать аудиторию. Сейчас основная проблема – найти аудиторию

- Вы действительно верите, что кино умрет?

- Я не верю, что кино умрет. Я думаю, что все мы переживаем период невероятных изменений. Всегда будет возможность для историй, для того как мы их рассказываем. Я думаю, мейнстрим голливудское кино проходит через сложный период. В отличие от 60-х и 70-х годов характер публики уменьшается. Наш мозг изменился. Все доступно в интернете. И культура становится ремиксом.

- Над чем вы сейчас работаете?

- Над документальным фильмом «10 миллиардов». Я снимал научные документальные фильмы, работал на британском ТВ, читал много об экологии, изменении климата, росте населения, кризисе. Я работал с учеными. И захотел снять фильм об этом. Я спросил себя: нужно ли мне волноваться? У нас есть технологии, но мы идем в мир, где все меняется.

Мир распадается на части. У нас экономический кризис, мы идем к экологическому кризису. Большие блокбастеры стараются отвлечь нас от этого всего. ТВ вас успокаивает, слепит. Сейчас создаются новые мифы, новые способы разговора с людьми. Голливудские фильмы рассказывают о супергероях. Мол, мы, наверно, должны сидеть и не двигаться, а кто-то придет и решит наши проблемы. Но люди, которые могут остановить кризис - это мы.

Супергеройские фильмы – это секретное послание об авторитаризме. Недавно я купил себе цифровую камеру. Я не снимал с того времени как был студентом в киношколе. Хочу снять серию короткометражек, анонимно выставлю их на ютубе.

- Как вы выбираете историю для фильма? Работаете со сценаристами?

- Мне нравятся разные вещи. Читаю что-то в интернете, вижу что-то в газете, мне что-то сказал друг. Это зернышко, песчинка идеи. Как-то я снимал фильм в Амазонии о племени. Меня увлек этот процесс, и мне удалось получить деньги на это. Это невероятный жизненный опыт. Я использую фильмы, как способ поехать куда-то, где мне интересно. Мне хотелось провести много времени в Японии, и я выбрал такую историю.

- Какое будущее у кино? 3D? I-Max?

- Я не фанат 3D. Мне больше нравится I-Max. Что-то невероятное в формате. Если люди могут позволить себе невероятные домашние кинотеатры и хороший звук, значит большие многобюджетные фильмы будут соревноваться друг с другом, и их стоимость возрастет. Этот опыт ближе к тематическим паркам, чем к классическому киноопыту. Я надеюсь, что кино останется в мейнстриме. И не станет нишевым интересом, как опера, джаз или рок. Сейчас сюжеты игр также интересны, как голливудские фильмы. Но вы можете принимать участие в этом экшне. Думаю, голливудское кино сосредоточится на гейминге, превратит кино в игру.

- Сейчас много фильмов – как фаст-фуд. Может, зритель стал чересчур поверхностным, и это можно назвать "смертью зрителя"?

- Уровень ума кино напрямую связан с умом аудитория. Голливудские студии ориентируются на вкус аудитории без глубокого понимания культуры. Интересно, почему мы не получаем того кино, которого заслуживаем? Я считаю, что публика в 60-70-х была смелее, шла на экспериментальные фильмы. Я думаю, что глупость процветает, и есть большие организации, которые эксплуатируют базовые эмоции. И я думаю, что мы должны бороться против этого. Мне тоже иногда нравятся глупые фильмы. Всем хочется иногда попробовать фаст-фуда. Но это не значит, что надо терять вкус и прекращать смотреть что-то сложное, что даст пищу нашим мозгам.

- Вы снимали документальные и художественные фильмы. Чем они отличаются друг от друга в процессе съемки?

- Документальное кино похоже на художественное. Как вы подаете материал, используете звук. В документалистике меньше уровень контроля. Хороший документалист манипулирует всем даже в большой мере, чем вы догадываетесь. Чем более реалистичным получается фильм, тем более искусственным он является. Вы же создаете фильм в монтажной комнате.

- Что вы посоветуете молодым режиссерам?

- Знаете, я влюбился в кино 15-летним парнем. Я начал работать в Великобритании в начале 90-х, у нас была не такая огромная киноиндустрия, насколько огромная телеиндустрия.

Я начал как режиссер монтажа. И это видно по моему кино. Учился, работая с другими режиссерами. Я снял 22 фильма до того, как снял свой первый художественный фильм. Я не знаю, насколько здорова ваша кино- или телеиндустрия. Но вы должны работать в той среде, где находитесь. Ищите интересных продюсеров, режиссеров - по социальным сетям, имейлу, телефонам, преследуйте их.

Вы удивитесь, но многие рады стать ментором, многие готовы помочь советом. Не езжайте в Америку. Там миллионы людей пытаются попасть в киноиндсутрию. Там вы оставите деньги и приобретете наркозависимость. Знайте историю кино: кто такой Годар, Эйзенштейн. Если вы понимаете эту историю, вы станете хорошим режиссером. Ведь кино – это не только фильмы. Нужно понимать литературу, искусству, политику. Работать над собой. Хороший режиссер разбирается во многих областях. Если у вас есть талант, вы преуспеете.