В Судаке начали снимать сериал «Сын ворона». Площадкой для съемки саги о викингах стала знаменитая Генуэзская крепость.

Корреспондент «Вестей» на один день подключился к съемкам, сыграл в массовке и получил «нагоняй» от режиссера картины Александра Щурихина.

Главные актеры фильма – Александр Прудников, Николай Сахаров, Максим Башкин и Сергей Горбачев.

Жара, а мы – в доспехах

12 век, время тревог и несчастий. Разгар феодальной анархии. Возле одного из островков Балтийского моря викинги заманивают в губительную ловушку торговое судно. Собирая добычу, они находят люльку с младенцем, но внезапно на край колыбели садится ворон. Ясно, что это знак, посланный богами с небес. У местного вождя Радомира когда-то в одном из набегов погиб сын. Радомир усыновляет младенца и дает ему имя Роарг, что значит — «Сын ворона».

Час дня, Генуэзская крепость. Сегодня «массовочных» актеров не много – кроме меня еще четыре человека: Дима – местный житель, Артем – сотрудник горсовета Судака, и Максим с Ромой – беженцы из Луганска.

- Так, мальчики, давайте в костюмерную, у вас через 30 минут уже съемки, - говорит помощник режиссер Юлия. – Вы сегодня стражники. Вика вас оденет.

Костюмерная – небольшой вагончик, стоящий в «толпе» автомобилей необходимых для съемки, а Вика – костюмер. Снаряжение для 30 градусной жары довольно плотное: хлопчатые штаны, длинная рубаха из такого же материала, стеганная накидка, толстый кожаный ремень, кожаная обувка, нечто вроде портянок и шлем. В таком снаряжении начинаешь плавиться уже через 10 минут.

Беженец – свой среди норманнов

Съемки в субботу проходили в Консульском замке крепости. Пока жду команды «на площадку», общаюсь с Ромой.

- Я сюда из Луганска приехал, с девушкой и ее сыном, - говорит он. – Денег взял, думал, две недели поживу и назад. Квартиру как раз на этот срок проплатил. И вот, завтра выселятся, а у нас там, сами знаете – война. Решил продлить отдых, а денег платить за жилье хозяйке – нет. Ну, буду что-то думать. Вот сегодня за съемочный день заплатят.

О том, что происходит в Луганске, Рома говорит с напряжением и злобой. Домой тянет, но вот только остался ли тот дом?

- У меня там дочка с бывшей женой живет, - говорит он. – Я говорил им, чтобы они со мной ехали, но жена не захотела. Каждый день трясусь из-за них.

Съемки для Ромы единственная подработка. Остальные рабочие места в Судаке заняли местные. Рома здесь, на площадке стал своим – его узнают актеры, режиссер дает ему интересные роли.

«Тишина на площадке, в эфир не выходим» - раздается голос помощника режиссера из рации. «Внимание, мотор! – кричит Александр Щурихин. – Начали!».

Наверху. В башне, начинается какая-то возня, мимо пробегает Александр Сахров, с мечом на перевес, за ним – Максим Башкин. «Стоп, снято! - раздается вердикт Александра Анатольевича. – Стражников на площадку».

Об отдыхе и работе

Наша сцена снимается во дворе консульского замка. По сюжету, из Нормандского замка сбежала королева, которую теперь мы – стражники и вельможа Манфрид (Максим Башкин) должны искать.

И вот он момент истины: герой Максима – Манфрид, выбегает во двор с криком «Ищите их. Они не могли далеко уйти». Двое стражников закрывают ворота, один сопровождает короля, а я должен был с озабоченным видом пробежать по балкону во дворе. Ни чего сложного, но снимаемся только с пятого дубля.

- Так парни, у вас час свободного времени, - говорит после сцены Юлия, - Отдохните. Только не убегайте далеко, чтобы вас не искали.

Идем обратно, к «съемочному городку». Обмундирование настойчиво попросили не снимать. Но все равно, стеганные доспехи и ремень мы стянули – в таком виде на жаре и часа не протянешь.

Избавившись от «обвесов» возвращаюсь на площадку. Там небольшой перекур. Максим избавился от балахона и курит сидя между зубьями забора.

- Понимаешь, отдых должен быть активным, - говорит он. – Вот мы с женой в Таиланд ездили. Нам предложили на слонах покататься. Конечно, мы согласились, только нас потом на экскурсию в местные храмы затащили. А там такая скукотища. Вот думаю, куда бы здесь съездить? Чтобы запомнилось -

В Коктебель или Новый Свет, - отвечают. – В Коктебеле можно под Золотыми воротами поплескаться в море, в Новом Свете погулять по тропе.

- Ну вот, будет время – поеду, - задумчиво говорит он. – Еще бы с аквалангом погрузится.

«20-минутная готовность, костюмеров на площадку – одевайте Манфрида. Зовите Роарга». Через пару минут прибегает Роарг (Александр Прудников). Он одет в монашескую рясу.

Дубль раз, дубль два

«Так давайте быстрее, – раздается голос режиссера в рации. – Двоих охранников наверх. Репетируем, начинаем снимать. И да, переоденьте охрану. Как вчера». «Как вчера» оказалось еще более жарким обмундированием, чем предыдущее. Стеганные доспехи сменились кожаными, вместо шлема – кольчуга.

Следующая сцена снимается уже в самом консульском замке. По сценарию Манфрид ловит Роарга, а мы подбегаем к нему сзади и наставляем мечи. Все бы ничего, но бежать надо было с балкона башни по крутой лестнице, через очень узкий проход. На первом же дубле провал – стражник улыбнулся.

- Так, я не понял? Ты чего сюда пришел? Лицом торговать? В кино играть? Или работать? – вспыливает режиссер Александр Щурихин. – Тут люди работают. Не надо улыбаться. Ты – воин, ты до этого двоих зарезал. Так, заново.

Второй дубль так же «сыпется»: на этот раз не удалось на скорости спустится по лестнице. Мало того, что ножны запутались, так еще и в проход «не поместился» - с размаху врезался в балку перекрытия. И так дубль за дублем. На восьмой раз сняли. Потому как из-за периодически заходящих в консульский замок туристов приходилось прерываться еще как минимум три раза.

- У тебя лицо такое – спокойное, - говорит Александр Прудников, пока ему «обновляют» татуировки за ухом. – Хочешь выглядеть суровее – края губ опусти, - советует он и закуривает.

«Вальс устарел, говорит кое-кто смеясь,

Век усмотрел в нем отсталость и старость,

Робок, несмел наплывает мой первый вальс,

Почему не могу я забыть этот вальс?», - затягивает Александр внезапно. Во дворе консульского замка все затихает.

«Так, начинаем съемку, Роарга наверх, стражники отдыхают. Потом посмотрим, нужны ли они еще сегодня».

Сдаем мечи и идем вниз к площадке. Оказалось, что больше мы не понадобимся. Спокойно ждем, пока привезут обед. Обед привозят около 9 часов вечера. Полный комплекс: первое, второе и компот. Съемочная группа стягивается. За обедом, общаемся с Александром Прудниковым, который уже снял доспехи и одет в обычные бриджи, рубашку и вьетнамки.

- Сценарий всегда хорош, когда в нем есть литературная основа. Этот фильм будет хорош, в нем есть исторический посыл. Здесь мы ищем героику персонажей, времени, мы пытаемся ответить на вопрос: «Что побеждает в этой жизни? Добро или зло?». Это история - гобелен персонажей и действий, - разговор прерывает один из ассистентов, он привез Александру мазь от ушибов – герой упал с лестницы и повредил руку.

Еще одно главное лицо фильма – костюмеры. Виктория сейчас – художник по костюмам, хотя по образованию она постановщик.

- Самое сложное было придумать костюмы. Реализовать было проще. Многое мы придумывали прямо тут, на месте. В Крыму работается тяжело – тлетворный запах юга. Тут хорошо отдыхать, но тяжело работать. У нас вся группа мучается, но все работают на результат.

Самое сложное - уложиться в бюджет

Режиссер картины Александр Щурихин обедал на окне консульского замка. Там мы его и застали. Уставший, но довольный проведенным днем.

- Почему решили снимать в Крыму?

- Здесь 280 солнечных дней, разнообразие ландшафтов, природы и здесь есть море.

- О чем фильм?

- Все фильмы про любовь или ее отсутствие. Мой фильм, как раз из первых. Он про любовь, приключения, про добрых и злых людей. Здесь отношения понятны и видна граница между черным и белым. 

- Что самое сложное в съемках?

- Ограниченный бюджет, ограниченное количество времени и высокие задачи, которые ставит группа.

- Для какого зрителя этот фильм?

- Хороший фильм, в классическом, советском понимании, высокохудожественный, продуманный, выверенный, должен быть для любой аудитории. Наше кино для аудитории, формально от +12 до бесконечности.

- Почему «Сын ворона» - сериал, почему он не стал полнометражным фильмом?

- Для меня сериал – многосерийный телевизионный художественный фильм. Мне кажется, что хорошего должно быть много.