— Леонид, вы ездите на «Новую волну» уже много лет подряд и всегда в компании Анжелики Варум. Почему сейчас вы один, ваша жена приедет?

— Вы же знаете, у Анжелики в июне умер отец, они были одним целым, из-за его смерти она очень переживает, поэтому и не приедет в этот раз. Спустя месяц после такого взять и поехать на концерт было бы неправильно. Мы с ней не говорили об этом, но я так понял ее нежелание ехать на фестиваль.

— Какие у вас были отношения с тестем?

— Отличные. Анжелика по этому поводу шутила: «Ты на мне женился, потому что хотел жить в одном доме с Варумом». Мы с ним очень дружили. Но последние месяцы я не был с ним рядом, поэтому меня мучает чувство вины.

— После того, как в Латвию запретили въезд Кобзону, Валерии и Газманову, пошли призывы перенести «Волну» в Крым или в Сочи. Вам не обидно?

— В этом году произошло столько обидных вещей, что Юрмала лишь одна из обид. Я хочу вернуться в прошлое лето и остаться в нем, потому что там мир. Я считаю себя космополитом, и все происходящее для меня — трагедия. Я очень люблю Украину, мой прадед и моя жена из Украины, любое застолье у нас заканчивается украинскими песнями, да и свои записи я отправляю обрабатывать в Днепропетровск... Но я не собираюсь идти в тот или иной лагерь и орать: «Отстаньте от Украины» или «Не трогайте Россию».

— Недавно вы стали продюсером, что вас толкнуло на это и кем вы занялись?

— Я просидел два года в шоу «Голос» и так втянулся! Если бы не был там наставником, мне бы и в голову это не пришло. Но я не привык бросать работу, которую начал. Я взял в программе подопечных в работу, хотя некоторые из них уже разбрелись. Одна сейчас работает с Максом Фадеевым, другая считает себя джазовой певицей, а с Еленой Чагой мы уже записали почти целую пластинку.

— Анжелика не ревнует, ведь раньше вы пели только с ней?

— Нет, я выступаю и буду выступать только с одной женщиной — Анжеликой Варум. Недавно в Москве была презентация моей подопечной, и мы там были вместе с женой. Папарацци так распереживались — как же так! Они-то думали, что у меня с Еленой отношения. Но мне это вообще на хрен не нужно!

— Так, может, спродюсировали бы дочь?

— Это невозможно! Старшая — Полина — музыкой не занимается, поступила в Сорбонну, на факультет права. Изучила уже все языки романо-германской группы, а голова — дом советов. Когда начинаю говорить с ней по-английски, ей становится за меня стыдно и она предлагает перейти на русский. А младшая — Лиза — играет в группе тяжелый рок, поэтому папа как творческий продюсер ее не интересует. Но, когда нужно что-то записать на хорошей студии, тут же вспоминает обо мне. Зато с подарками легче — недавно я подарил ей последнюю модель гитары «Гибсон».

— У вас тоже недавно был день рождения, что вам подарила Анжелика?

— Я попросил у нее пятый iPhone, потому что у меня четвертый, а меня с ним уже все засмеяли.