—  Виктор Николаевич, как и с кем будете праздновать юбилей?

— Спонтанно. У меня есть пять–шесть друзей, которые не поймут, если я не приглашу. Я помпезно справлял 50-летие. Мы выбрали ресторан, но когда  я все оплатил, вдруг выяснилось, что мне по счету накрутили вдвое больше. Разобрались, но осадочек остался. Юбилей надо делать либо в заведении у своих хороших знакомых, либо — пикничок на природе. 

— На какой возраст себя ощущаете?

— Мужчина взрослеет не по датам. Ему может быть долго 22 года, а сорокалетним он может чувствовать себя лет двадцать. Я себя ощущаю сейчас лет на тридцать пять. Иногда начинаю рвать вперед, но одергиваю себя: «Ты куда рвешься, старичок?!» Можно и надорвать организм...

Странные у меня юбилеи получаются. Когда мне было 50 лет, случилась трагедия в Беслане, сейчас с братским и любимым украинским народом война. Выходят у меня какие-то военные юбилеи.

— Раз уже зашел разговор о российско-украинском конфликте, расскажите, как изнутри выглядит раскол российской элиты на этой почве? Вижу, вы, в отличие от некоторых ваших коллег, не боитесь высказываться на эту тему.

— Я не боюсь высказываться. То, что происходит, — ужасная ситуация. В принципе, у нас  никто особо не опасается говорить: болтают, что хотят. И даже слишком много наговорили друг другу. Вся Россия переругалась из-за Украины. Настолько, что я призываю: «Ребята, давайте помолчим». Устроим не день, как перед выборами, а неделю тишины. Нам хватит времени разобраться. Нам не хватает такой недели. Нам каждую секунду несут новости: «Не нужно останавливаться, надо идти вперед, никакого перемирия!» Но как только мы остановимся, мы пробудимся от страшного сна. Хоть каждому сейчас выдавай беруши...

— Слава Богу, немало тех, кто и без беруш умеет фильтровать информацию, делать выводы...

— Есть люди, которые не впихивают в тебя информацию, а призывают вместе с собой порассуждать и подумать. Мерило честности — твое сердце. Если что-то не так — сердце зажимается. Такие люди нужны. Сейчас время мракобесия. К таким, которые призывают не кричать, а подумать, относится Басилашвили. Олег Валерианович сходил когда-то во власть, был депутатом. И когда он понял, куда попал, вернулся к людям. Он стал чувствовать вину за это хождение. Это его сделало совестливым. Он не делает больше ошибок.

— Андрей Макаревич тоже стал выразителем альтернативной точки зрения по отношению к государственной и отгреб по полной, причем не только от власти, но и снизу, от простых граждан…

— Андрей взял на себя тяжкий крест. Может, Макаревич так отвечает за свои прошлые грехи, прозрел и попытался стать нормальным? Это ему зачтется. Раньше купец грешил, обирал покупателей, но когда старел и хотел попасть в рай, то строил церковь. Андрей своими сегодняшними высказываниями, на мой взгляд, строит свою церковь. Возможно, сейчас у него как у поэта родятся такие стихи, за которые мы тысячу лет будем его благодарить. Сейчас общество в черном видит белое, а в белом — черное. И оно неосознанно выбирает жертву. Здесь не обходится и без провидения, которое выдвигает кого-то, кто собой закрывает амбразуру.

— Давайте вернемся к кино. Хочется сравнить вас с Георгием Бурковым — вы, как и он, в своих картинах часто играете человека из народа, поступающего по совести. Таков бурковский Фетисов из сатирической комедии «Гараж», который признался, что ради места в кооперативе «родину продал», имея в виду родной дом в селе. И такой же ваш вечный спасатель охотников и рыбаков егерь Кузьмич, а кузнец Тарас в «Вие 3D» не побоялся  встать на пути разъяренной толпы, творящей самосуд.           

— Спасибо вам. Я никогда еще себя под таким углом зрения не рассматривал. Бурков —  талантище! Я его искренне и глубоко люблю. И как актера, и как человека. Когда он ушел,  вдруг стало ясно, каким он был глубоким, трагичным человеком. Как он тяготился, судя по дневникам, что все считали его пьяницей... 

— В роли казака-кузнеца вы десятками раскидывали односельчан. У вас были тренировки? 

— Были чешские каскадеры. Два дня думал: если не убьют — вернусь домой. Повезло, не убили. 

— Серьезно доставалось?

— Конечно! У них полный контакт. Наша каскадерская школа более щадящая.

— Можно и увечье получить?

— Они готовы к таким нагрузкам. 
Я не был. Но заслужил похвалу. Было восемь дублей этого массового побоища.

— Алексей Чадов прыгал, как Брюс Ли — в тайфуне.

— Леша моложе. Но сцена в целом удалась, потому что казаки — люди войны. Нельзя победить казаков, огромное количество которых служило Родине, шло на Сечь. Ничего нет страшнее лавы, когда конники рассредоточиваются по полю и идет рубка. Кто это видел, никогда не забудет. И в этом фильме потасовка запомнится надолго.

— Вы как-то обмолвились, что помогали на съемках «Вия 3D» освоиться британскому актеру Джейсону Флемингу?

— Ну он же иностранец. Вижу, ему не по себе. Подошел, говорю: «Да все нормально!» А режиссер Олег Степченко — мне: «Он же по-русски ничего не понимает». «Ой, Олег, — говорю, — я забыл совершенно». С этого момента я к Флемингу стал нежнее относиться. Помню, показывали ему сало, он так удивленно тыкал в него пальцем и говорил: «Fat?» Жир. Мол, как это можно вообще есть? Но затем кушал — и ничего. Когда Флемингу нужно было повторять какой-нибудь русский текст, он меня подзывал, брал за руку и повторял много раз, пока не удостоверялся: «Fine?» Хорошо. И только тогда шел на площадку.

— Проект оказался очень удачным и успешным в коммерческом плане. Повезло, что прокат в Украине был в январе, а то после нам уже стало не до кино. Расскажете о  подготовке к съемкам второй части «Вия»? 

— Да, премьера прошла до Небесной сотни. Во второй части фильма англичанин, которого играет Джейсон, попадет в Китай. Ему придется туго, и казаки придут к нему на помощь. А как без кузнеца-изобретателя в дороге? У меня там большая роль. Проект международный: от США привлекается Рутгер Хауэр, от Китая — Джеки Чан. Китайское государство обязалось финансово подключиться к проекту. Джеки Чан смотрел картину — ему понравилось.

— Будете теперь с Джеки Чаном боксировать?

— Нет. Из уважения к нему. Вообще, он — лицо Китая. Я был там, его изображения — везде. 

— Съемки когда запланированы?

— К Новому году. Я этих актеров заочно люблю, вот кого я хотел бы видеть на своем юбилее: Джеки Чана, Флеминга, Рутгера Хауэра и еще Шварценеггера. К съемкам я выучил уже два выражения на китайском языке: «Я к вам с миром» и «Я смешной».

Досье на егеря Кузьмича и капитана из «Кукушки»

Популярность к Бычкову пришла после роли егеря Кузьмича в комедиях «Особенности национальной охоты», «... рыбалки», «... политики» (1995–2003). Ярко сыграл бомжа-осведомителя Померанцева в «Улицах разбитых фонарей» (1997–1999) и «Убойной силе»(2000–2005). За роль капитана в драме «Кукушка» (2002) получил «Золотого  орла» и Госпремию. Сыграл кузнеца в  масштабном российско-украинском проекте «Вий 3D» (2014, бюджет — $26 млн, сборы — $39 млн), ставшим 83-м фильмом актера.