Анастасия Брагина

Этой осенью на канале «Интер» появится проект, подобных которому в украинском телеэфире еще не было – «Счастье из пробирки». Он – о тех и для тех, кто столкнулся в своей жизни со страшной бедой – бесплодие. Как показывает статистика, в Украине этим диагнозом отмечена каждая пятая пара.

Для продюсера и автора программы Софии Чемерис этот проект – очень личный. Она сама прошла через все это, но сегодня ее сыну уже год и два месяца.

– Когда я была в декрете – все думала, что надо снять кино, - рассказывает София Чемерис. - Случайно увидела по ТВ польскую программу на эту тему и подумала, что если уже в католической Польше, очень консервативной и очень закрытой стране – если уж они на это решились, то и мы сможем. Тем более, что польские телевизионщики сосредоточились на специфике лечения, не акцентируя внимания на эмоциях людей, их драмы, их трагедии. Что переживает человек? Что переживает женщина, ее несчастный муж, который не понимает, как и чем он ей может помочь…?

– Как долго длилась ваша личная история?

– Это продолжалось с ноября 2011 года по октябрь 2012. Ты находишься в таком состоянии… Это называется - протокол. Один протокол – ничего не получилось, второй протокол – опять ничего не вышло. И только с третьего раза все удалось. Я такой человек, что начинаю паниковать, когда не вижу выхода. А когда уже понятно, какие шаги надо сделать, чтобы достичь определенной цели, то ты идешь вперед, не смотришь ни налево, ни направо. Есть цель, и ты идешь к ней.

– Как начинался поиск семей для проекта «Счастье из пробирки»?

– Для пилота мы разместили объявление на одном специализированном ресурсе и за два часа к нам пришло 7 заявок. Пять из них сразу же отпали по медицинским показателям. Мы тут же сняли свое объявление, чтобы не будоражить людей, потому что тема очень сложная и болезненная – мы же не зубы отбеливаем! Из двух оставшихся кандидатур выбрали одну.

– А по каким медицинским показателям нельзя участвовать?

– В первую очередь мы отбираем семьи, которые сами не в состоянии осуществить лечение без нашей помощи. Второй момент – медицинский. У пяти семей кроме нашей проблемы были еще сопровождающие другие болезни, которые требовали длительного лечения. Например, миома матки – это полгода лечения. У нас все-таки телевизионные проект и мы просто не укладывались в тайминг съемок. Поэтому выбирали уже из двух семей. Одну пару уже собирались снимать, но у героини началась аллергия, так что выбор оказался невелик. Осталась одна пара, с ней мы и начали работать.

– Кастинг продолжается?

– Продолжается, но мы не объявляли такой широкомасштабный кастинг. Опять же - разместили объявления на специализированных ресурсах, но на этот раз в большем количестве. И выдали сюжет в программе «Утро с Интером». Есть информация и на сайте канала.

– Кому-то ведь приходиться и отказывать… Тяжело?

– Мы будем говорить с клиникой, чтобы те люди, которые проходят кастинг, но не попадают в проект, получили скидку на лечение в клинике. Как я и говорила, у нас критерий отбора – это люди, которые не могут справиться с ситуаций сами из-за финансового фактора. У нас есть герои, результаты анализов которых мы отправляли в Израиль. Они живут в Житомире, они преподаватели, и никогда в жизни не смогут сделать этого сами. Соответственно, первое, на что мы смотрим - отбираем людей, которые не могут сделать этого сами. Второе – у которых подпирает время. Возраст или какая-то сопровождающая болезнь, которая крадет у них это время. И плюс - люди, за которых боятся браться специалисты из других клиник. Потому что половину исследований во многих клиниках в принципе не делают. Например, хромосомное исследование эмбриона. Мы будем изучать эмбрион у людей с тяжелым генетическим заболеванием для того, чтобы родился здоровый ребенок. Чтобы исключить генные мутации.

– Какие у вас есть сложные случаи?

– У нас есть героиня с очень редким генетическим заболеванием. Из-за него она не может забеременеть, но главное – она не может выносить ребенка. Потому что на 5-6 неделе, когда плод растет и начинает давить на диафрагму, у нее может быть огромные проблемы, включая трагические последствия, связанные с легочной недостаточностью. Но у них есть выход! Это суррогатная мама.

Есть героиня, у который нет одной почки. Проблема в том, чтобы выносить ребенка. Есть молодая женщина с климаксом в 27 лет. Ее история, ее выход - это донорская клетка. Решится на донорскую клетку в 27 лет и понимать, что генетически этот ребенок не имеет к тебе никакого отношения – это, я вам скажу, поступок! Тем более, они живут в селе... Про это все будут знать. Она большая молодец. На донорскую клетку можно идти только тогда когда ты себя чувствуешь героем. Потому что вопреки природе ты добился своей цели.

Забеременеть – это только начало пути. Мы будем мониторить наших героев неделю за неделей. До 12 недель их ведет клиника. Потом они должны стать на учет по месту проживания. Но мы не бросаем их на произвол судьбы, будем следить как у них дела.

– То, что вы сами прошли через ту же беду – помогает вам говорить с героями проекта?

– Они мне больше доверяют. Но я говорю, что сама прошла через это не ради доверия, а чтобы показать им пример того, что говорить об этом не стыдно. Когда ты замыкаешься в себе, не озвучиваешь свою проблему, ты сам себя обкрадываешь в возможности получения помощи. Особенно мужчинам трудно говорить о бесплодии. Все воспитывались в разных семьях. Кому-то с детства говорили, что ты – мужчина, что ты должен быть сильным. И им кажется, что просьба о помощи - это проявление слабости. А в данной ситуации просьба о помощи – это проявление силы, потому что надо иметь колоссальный ресурс и колоссальную смелость для того, чтобы мужчина сказал - я бесплодный. Также и женщина. Ведь это основная функция женщины – «я должна родить ребенка». Потом уже – «я должна сделать карьеру». Я не верю женщинам, которые говорят – «хочу делать карьеру, и семья для меня не главное». Мне кажется, они лукавят. Когда они видят, что перед ними человек, который не стыдится говорить об этом, они тоже решаются попробовать. Потому что кроме задачи помочь людям, основная задача проекта – показать проблему. И мы специально брали очень сложные и очень разные случаи для того, чтобы люди, которые будут смотреть эту программу, поняли, что выход есть всегда.