"Криминальное чтиво" (Pulp Fiction — бульварные книжки и журналы в мягких переплетах) — киношедевр американского режиссера Квентина Тарантино находится в первой десятке лучших 250 фильмов мирового сайта IMDb, где определяющим является зрительское голосование. Фильм получил премию «Оскар» за лучший сценарий и «Золотую пальмовую ветвь» Каннского фестиваля 1994 года, то есть был признан и Америкой, и Европой. Картине дали еще более сорока наград. Редчайший случай в кинематографе, когда при восторженных отзывах критики было и массовое зрительское признание, что вылилось в $213 млн при прокате, а бюджет был $8 млн.

Тарантино открыл свой уникальный жанр: черная, криминальная комедия с нелинейным сюжетом. Режиссер показывал эпизоды не в хронологической последовательности, а переставляя прошлое и будущее в ленте по своему усмотрению. Этот фильм вывел на новую орбиту полузабытого после «Лихорадки субботнего вечера» (1977) Джона Траволту. Он согласился на скромный для артиста его уровня гонорар в $150 тыс., но после роли ганстера Винсента Веги его гонорары стали исчисляться миллионами. В этой картине самый большой гонорар в $800 тыс. достался Брюсу Уиллису, сыгравшему боксера Буча. На эту роль Тарантино хотел обязательно взять звезду. Вначале он планировал предложить ее Сильвестру Сталлоне, но потом решил, что это будет слишком прямой отсыл к «Рокки» и отдал роль «крепкому орешку».

Ума Турман, "Криминальное чтиво"

Любопытно, что во время съемок фильма о криминальной жизни Лос-Анджелеса, произошло реальное преступление: был угнан красный кабриолет Chevrolet Malibu Тарантино, на котором в кадре разъезжает Винсент. Автомобиль был найден только спустя 19 лет.

Творчество Тарантино породило бум на динамичные брутальные боевики, пронизанные иронией и жестокостью. Именно «Криминальное чтиво» практически легализовало английский мат в кино. Однако сам режиссер совсем не походил на «отца кровавых комедий». К примеру, прилетев на Московский международный кинофест в 2004 году, он еще в аэропорту потребовал, чтобы его отвезли на могилу поэта Пастернака. Там он попросил телевизионщиков уйти, чтобы побыть наедине со своим «литературном кумиром, стихи которого знал с детства».

УКРАИНСКИЕ ПОСЛЕДОВАТЕЛИ ТАРАНТИНО

«Тарантино поломал стереотип, что длинные диалоги — это скучно»

Режиссер Любомир Левицкий («Тени незабытых предков») первым в Украине снял комедийный боевик в тарантиновском духе — «Ломбард», который вышел в прокат прошлой осенью.

— Любомир, как Тарантино, на ваш взгляд, повлиял на мировой кинематограф своей картиной?

— Тарантино — это Колумб в своем жанре, который он сам и открыл. Он поломал стереотип того, что длинные диалоги могут быть скучными. А решил он это с помощью саспенса (состояние тревожного ожидания, беспокойства. — Авт.), когда параллельно с бессмысленным бла-бла-бла он заявляет альтернативный фактор — показывает героя или предмет, который несет опасность тем, кто в данный момент расслаблен. Как по мне, это он позаимствовал у Хичкока и просто приправил другим соусом.

— Заметно влияние Тарантино и в вашем «Ломбарде». Что вы для себя взяли из его арсенала?

— Для меня был важен большой темп, динамика, с которой герои двигали сюжет. Хотя меня сильнее вдохновил на это кино Гай Ричи — скорее, для его аудитории сделан фильм. Хотя и тарантиновское «Чтиво» было в кармане моей музы.

— Из-за увлечения Тарантино вы пригласили в картину «украинскую Уму Турман» Василису Фролову?

— Вася Фролова — моя давняя подруга, и я ей обещал роль в такого рода фильме. Все получилось отлично, она четко была на своем месте.

«Мне захотелось поиграть в тарантиновские игры»

Режиссер Анатолий Матешко («День рождения Буржуя») в сюжете своего фильма 2007 года «Луна-Одесса» использовал образ Умы Турман: девушку, похожую на эту актрису, выдают за оригинал и требуют деньги с авторитетов.

«Криминальное чтиво» — мой любимый фильм Тарантино, — признался режиссер. — Его фишка — ирония, вплетенная в криминальный сюжет. Оригинальное новеллистическое построение, когда начало является концом. В фильме «Луна-Одесса» мне захотелось поиграть в игры Тарантино: гангстеры в черных очках, девушка, похожая на Уму Турман. Но у нас, скорее, авантюрный сюжет. Сценаристка Чернова написала историю с прицелом на Васю Фролову. Мы встретились, идея ей понравилась и все сложилось.

«ЗЕД — НЕ ПОЛИЦЕЙСКИЙ, ОН — ОХРАННИК ИЗ МАГАЗИНА»

Поклонников «Криминального чтива» среди реальных бандитов, как оказалось, немного. Но «Вести» все же нашли криминального авторитета. Ему за сорок, четыре года он прожил в Америке, так что в курсе не только уголовщины здесь, но и в Штатах. Мы расспросили его, что в том знаковом фильме похоже на правду, а что явный ляп?

— Двое бандитов Винсент Вега и Джулс Винфилд, когда едут забирать деньги мафии у каких-то вооруженных отморозков, к которым попал кейс шефа, говорят по дороге о всяких пустяках, но не о деле. Это нормально, ведь для них эта поездка может стать последней?

— Для киллеров отвлеченные разговоры — это нормально. Они говорят о мелочах, чтобы снять напряжение, но подсознательно готовятся к схватке.

— Джулс перед тем как открыть огонь назидательно прочитывает текст из Библии. Бандиты в таких ситуациях любят читать нотации?

— Нотаций и уж отрывков из Библии никто не читает. Если нужно что-то выяснить и завалить, сразу начинается психологический натиск, все на повышенных тонах. Можно прострелить колено, руку, ногу...

— Естественная ли ситуация, когда мафиози просит подчиненного развлечь вечером свою жену? Такое бывает в этой среде?

— Полная ерунда. Такого нет нигде: ни здесь, ни в Америке.

— Извращенец-полицейский посмел изнасиловать мафиози Марселласа Уоллеса. Разве коп мог не знать его в лицо? Даже если бы главаря убили — насильника бы вычислили братки.

— Зед — не полицейский. Это ошибка. Это охранник из магазина. В Штатах такая форма, со звездами, в супермаркетах у секьюрити, очень похожая на полицейскую. В Лос-Анджелесе, да еще в благополучном районе, можно не знать в лицо главаря местной мафии. В мексиканских, негритянских гетто — все знают местных мафиози.

— Не настораживает, что у авторитета Уоллеса не было охраны, когда его сбил на машине Буч?

— Мелкие авторитеты в латиноамериканских районах ходят со свитами, а крупные не афишируют себя. В фильме Уоллес вышел из дома купить закуску. В Одессе был такой крупный босс — Карабас, он и в баню без охраны ходил. Его, правда, и застрелили возле бани. Но, в принципе, боссы позволяют себе быть без охраны в респектабельных районах.

— Мог ли на задании так расслабиться герой Траволты, что перед тем как пойти в туалет, оставить оружие на столе?

— Исключено. Ни один браток не оставляет оружие, идя в сортир. И ситуация ненатуральная, когда жертву ждут в квартире. Братки ждали бы Буча либо в соседних, либо в машине. Еще одна неточность: в одиночку никто не ждет в засаде, минимум вдвоем.

Кадр из фильма "Криминальное чтиво"

— Действительно ли в США мафия крышует бокс? А в Украине боксеров крышуют бандиты или другие виды спорта?

— В Америке — да. У них развиты букмекерские конторы, где играет куча народу. Там, помимо Лас-Вегаса, не слишком разрешают азартные игры. Буч — всего лишь местный боксер, но в конторах крутятся немалые бабки. У нас крышуют только футбол: трансферы игроков, договорняки, пиление бюджета клуба. В остальных видах спорта денег значительно меньше, поэтому нашу мафию они не интересуют, а букмекерский бизнес представлен в Украине слабо.

— Настоящие головорезы отдали бы деньги случайным отморозкам, грабящим кафе?

— Это абсолютно нереально. Правда, там у героя Джексона перелом сознания. Но даже при этом никто бы не стал отдавать наличность, внутренние правила не позволяют. Об этом поступке могло стать известно другим пацанам и никто бы этого не понял. Полторы тысячи баксов на те времена крупная сумма. Кстати, в Штатах немного кэша с собой носят — в 90-е уже были банковские карточки. Обычно с собой до $50. Поэтому собирание кошельков — глупость. У многих американцев, живущих в криминогенных районах, есть на случай ограбления «дежурная» двадцатка. И полиция по поводу таких ограблений, когда негру с ножом отдали $20, даже не заводят протоколы.

— Какие еще явные неточности в картине?

— Буч протирает платком автомат от отпечатков пальцев только с одной стороны, но брал-то он его с двух сторон, обеими руками. Еще можно заметить, что уже в 90-е во всех закусочных в Америке были видеокамеры, и грабителям было непредусмотрительно появляться там без балаклав.