Английская металлическая группа Cradle of Filth (в переводе «Колыбель грязи») по праву считается одной из самых скандальных в Великобритании. У «крэдлов» многотысячная армия фанатов по всей Европе, и их популярность с каждым годом растет.

Недавно у Cradle of Filth был в Киеве концерт. Лидер и вокалист Дени Филс, которого не раз обвиняли в сатанизме, пропаганде насилия и прочих «прелестях», дал «Вестям» интервью. Он рассказал о том, что думает о ситуации в Украине и о проблемах с концертами в России, об отношении к религии и любви к индийской культуре.

– Дени, Cradle of Filth в Киеве уже четвертый раз, впервые вы приехали к нам в 2007 году. Как, по-вашему, изменился город за это время?

– Я плохо помню первый наш приезд, лучше – второй. Мы тогда, как, впрочем, и сейчас, останавливались в гостинице недалеко от Майдана Незалежности. А вообще времени особо не было. Ездили к музею танков под большим памятником. Не знаю, как он называется. Там множество оружия, пушек, посвящено, кажется, «холодной войне».

– Это «Музей военной техники» возле недалеко от памятника Родины-Матери, посвященного великой Отечественной…

– Да? Буду знать, спасибо. Ну и еще мы прогулялись по вашей главной площади и по тем местам, где погибло столько людей …

– Вы следите за происходящим в Украине?

– Конечно. Только информацию черпаю в основном не из соцсетей и телевидения. Узнаю через своего друга, у которого два паспорта - английский и украинский. Его родители с Украины. Дед друга – против России, он ненавидит русских. А бабушка – очень даже любит, потому что получает отличную пенсию от правительства. Они постоянно что-то обсуждают, спорят между собой и все – при мне! (С улыбкой).

– Многие западные группы сейчас отменяют свои концерты в Украине…

– А чего нам бояться-то? После Киева мы сразу едем в тур по России.

– Некоторые религиозные активисты пытались сорвать ваши российские концерты, обвиняя в сатанизме и пропаганде жестокости. Писали даже письма в вышестоящие инстанции.

– Лично мне гораздо больше импонирует язычество. И группу нашу я считаю не сатанинской, а языческой. Мы не черное и не белое. Так, нечто среднее… А причина, на самом деле, в том, что в России работает защитный механизм против католичества. Это главная причина, по которой множество людей протестуют против нашего тура. Украина в этом отличается от РФ.

– Насколько я знаю, что и вам-то католичество не очень нравится.

– Ну, я особо не заморачиваюсь по поводу него…

– А как к православию относитесь?

– Мое отношение – это мое личное дело.

– А правда, что вы обожаете Индию, ее культуру - даже домик там имеется?

– У моей мамы был домик в Индии, в маленьком селе… Там как-то легче искать самого себя, люди выглядят более счастливыми, несмотря на то, что в Индии меньше материальных благ, чем здесь, в «привилегированном» западном мире. Поэтому туда тянутся музыканты, художники, люди искусства.

– А как насчет медитаций, йоги?

– Так далеко я не заходил, для меня Индия – нечто сродни празднику. Взять тур, поехать в пляжный район, арендовать пустое бунгало. Вокруг – пустота. Знаете, я не очень-то люблю толпы людей.

– Вы вообще уязвимая личность? Чем вас можно «достать»?

– Жутко боюсь паучьих коконов (смеется). На самом деле, сложности в турах меня раздражают. Сейчас-то мы всем довольны, но иногда неделями работаем без сна, тогда становишься сердитым, раздраженным.

– В такие моменты орете на других или замыкаетесь?

– И то, и другое! Хоть, когда я ору, скорее, другие не хотят со мной общаться.

– Я слышала, что вы учились на журфаке. Окончили?

– Да, я ходил в колледж при университете. Летом пришлось работать в местной газетке «Дэйли таймс», на интернатуре. Но выдержать было сложно, решил взять годик отпуска – ради группы. И идея сработала: группа раскрутилась, возвращаться в журналистику не пришлось…