Актриса Наталья Бузько является неизменной музой коллектива "Маски" с момента его основания (в этом году группа отмечает 30-летие творческой деятельности). В "Маски-шоу" Наталья исполняла роли Невесты, Жены, Проститутки, Школьницы.

– В чем тайна долголетия «Масок»?

– Мы так долго вместе, потому что каждый на своем месте. Поэтому нет конкуренции и живем дружно. У каждого свой образ. Мы дополняем друг друга

– Хотя как раз за вас все мужчины и соперничали во многих сериях «Маски-шоу».

– Это они претворяются (смеется).

– Но ведь от вас идет, что редкость для актрисы комедийного жанра, мощный сексуальный импульс, который часто заставляет крутится мотор сюжета?

– Наверное, вы правы. Мой персонаж все-таки не сразу сложился. К примеру, в «Масках на Киностудии» у меня была задача сыграть холодную интеллигентную женщину. Но, когда стала думать о ней, мне сразу представилось, что это она внешне холодна, а внутри у нее – кипят страсти. И она по каким-то своим причинам не может позволить эмоциям выплеснуться. Во-первых, не знает, каким образом это сделать, а во-вторых, условности, воспитание не позволяют.

– Учитывая, что вы в коллективе с самого старта, наверняка за вашу руку и сердце была вполне реальна борьба среди коллег?

– Мужчины тоже не всегда могут выразить свои эмоции. Кто-то посматривал, кто-то боролся, а кто-то просто мечтал. Многие были женаты уже тогда, да и когда я пришла в коллектив – тоже быстро вышла замуж. Мы были все несвободны. Но, правда, это все была благодатной почвой сублимировать «соперничество» на экране.

– Какая из ваших героинь была для вас наиболее интересной?

– Эта дама из «Масок на Киностудии» почему-то вспоминается. И женщина легкого поведения в «Масках в суде». Не то, что бы мне этого не доставало. Но это можно было ярко выразить. У нее было отсутствие рамок, обязательств, ограничений. Проститутка может позволить себе все. У этого образа была беззаботность, все то, чего в жизни не хватает.

– При всей гротескности ваших героинь и партнеров – вам нелегко было в кадре не засмеяться?

– Мне это было привычно. Я к этому строго относилась, с присущей мне ответственностью. Это железное правило: не смеяться перед камерой, на сцене. Контролировать себя. Хотя потом я в принципе поняла, что ничего страшного не случилось бы, если бы и засмеялась. Я была на спектакле театра «Черный квадрат». Там актриса пискнула случайно, ее партнер это прокомментировал, и она так расхохоталась, что несколько минут не могла успокоиться. Хоть это и комедия, но с элементами драмы. Актриса заразила смехом публику и зал вместе с ней истерически смеялся. Мне показалось, что я так сильно я не смеялась никогда. То есть это все, конечно, допустимо, если не играть «Вишневый сад». Главное, не выходить из образа. Вспоминается, когда мы снимали «Маски», эпизод «Индийское кино» к 1 апреля там Владимир Комаров играл мою маму. Мы смелись только, даже когда только друг на друга смотрели. Потом была задача говорить в кадре на тарабарском языке – это только подливало масло в огонь. Вместе с нами смеялась и вся съемочная группа. И получилась одна из лучших серий. Бывает и такое.