— Валентина Илларионовна, 22 января вам исполнится 80 лет. Как планируете отметить свой юбилей?

— Все будет скромно, в этот день у меня спектакль «Свадьба Кречинского» в Театре Моссовета. В первом ряду будут мои друзья, после спектакля я прочту духовные стихи в сопровождении хора, который акапельно исполнит Баха. А после — банкет. Это традиционный сценарий празднования дня рождения у нас в театре. Будут разные люди, с которыми я дружу уже несколько десятков лет, среди них театро- и киноведы, Владыка из Мордовии и чиновники. Но я никогда не разделяла людей по должностям.

— Что вам хотелось бы получить в подарок?

— Я уже попросила подарить мне икону «Неупиваемая чаша» (чудотворная икона, которая защищает от пагубных привычек — курения, пьянства, наркомании. — Авт.), которой у меня нет. Но для чего она мне нужна, я говорить не буду.

— Вы продолжаете активно сниматься, а в 2011-м вообще вышли пять картин с вашим участием. Я так понимаю, для вас профессия актрисы и пенсия несовместимы?

— Это уже так давно было... В прошлом году вышли две картины. В детстве я жила не то что в нищете, но в большом недостатке. Поэтому к деньгам отношусь так: на жизнь есть — и хорошо. Я не роскошествую, а если есть возможность, помогаю родным и друзьям.

"Ирония судьбы, или С легким паром!" (1975)

— В 90-е, когда был кризис и ролей было мало, как удалось выжить, чем зарабатывали?

— Да, тогда было жутко! Хотя мне не так много и надо — разве что на еду. Но я и мяса не ем. Хотя не вегетарианка, бывает, что позволяю себе немного. Но не употребляю тяжелое мясо — свинину, говядину и даже курицу. Несмотря на это, я очень люблю Украину с ее базарами. Когда снималась в Киеве, всегда вначале ездила на Владимирский рынок, а потом уже приступала к работе. Меня артисты все время одолевали вопросами: «Да что вы все время возите?» А у меня на тот момент внучка была маленькая, и я всегда считала, что в Украине продукты самые лучшие, поэтому возила ей творог, сметану и много чего другого. Я вообще очень люблю Украину, ведь мои прабабушка и прадедушка родом из Полтавской губернии, и когда они переехали жить в Сибирь, то там свою деревню назвали так же, как она называлась у них в Украине, — Бугаевка.

— Вы акцентируете внимание на том, что Украина для вас — как вторая родина. Какие черты у вас украинские?

— Во-первых, наивность и доброта. Во-вторых, украинцы — очень работящие люди и ответственны за то, что они делают, особенно простой народ. По маме у меня весь род — украинцы, а по отцу — татары и поляки.

— Вы мечтали стать историком, говорили, что хорошо разбираетесь в этой науке. Учитывая это, интересно: вас сильно напрягает, когда фильмы на историческую тему не соответствуют действительности?

— Я отношусь к этому очень плохо и из-за этого даже отказалась от роли Ванги в старости, и провидицу сыграла Елена Яковлева. Я сказала, что даже художественному вымыслу здесь не место, и не поехала на пробы.

"О бедном гусаре замолвите слово" (1980)

— Какие именно неточности вас возмутили?

— В сериале она встречается с Гитлером, а этого не было. Неправда, что ее учила русская учительница. Мне сказали, что это художественный вымысел. Но я считаю, что, когда речь идет об историческом лице, этих вымыслов не должно быть,
нужно говорить правду.

— О вас говорят как о человеке достаточно жестком, а дочь рассказывает, что вы всегда говорите то, что думаете. Признайтесь, вам эта ваша резкость часто мешала?

— Мешала, и, возможно, очень. Но понимаете, я приехала из Сибири, где зимой –40 и +40 летом. Поэтому стакан чая там больше, чем просто чай. Там сразу видно, добрый человек или злой, правду он говорит или врет. И мой характер именно оттуда. Если ты сказал сегодня да, то завтра на этот же вопрос не можешь сказать нет. Поэтому и режиссеры, начиная с «Зигзага удачи» Эльдара Рязанова, давали мне роли таких жестких и прямолинейных героинь.

— Слышал, что, снимаясь в «Зигзаге», вы выпивали с Георгием Бурковым и Евгением Евстигнеевым. Или это актерская байка?

— Правда-правда, холодно было. Когда снимались, было где-то –15, а греться было негде. Для актеров был старенький раздолбанный автобус, а пальтишки мосфильмовские были очень холодные и перерыв длился всего 40 минут, а съемки с 12:00 до 24:00 длились. Это сейчас есть для актеров вагончики, в которых можно погреться и даже прилечь во время перерыва. Я так восторгалась этими ребятами, что выпила с ними как друг, наравне. Потом со мной на площадке такие были казусы. Рязанов, когда потом увидел это на пленке, страшно разозлился. Я же вообще не пью!

— Вы сыграли во многих спектаклях Романа Виктюка. Как вам удалось сработаться, ведь он кричит на актрис, а вы вряд ли смолчите?

— Я сыграла у него в семи спектаклях и, как многие актрисы, с которыми он работает, плакала на репетициях. Но я все равно ему благодарна, потому что он сделал меня актрисой. Помню, как Олег Исаев, который приехал из Киева, утешал меня. Я стояла за кулисами и рыдала, а он мне говорит: «Ларионовна, не плачь. Через семь дней мы дойдем до людей — и все закончится». А продолжала я с ним работать, потому что новый спектакль, это всегда роды, а роды всегда тяжелые. На меня не только Виктюк, на меня и Рязанов кричал. Это же творческий процесс, и человек хочет лучше, а не хуже. Естественно, я всех прощаю в ту же секунду. Иногда я, конечно же, отвечала им...

"Исцеление любовью" (2004-2005)

— Вы говорите, что ничего не хотите слышать об «Иронии судьбы», но тем не менее сыграли в продолжении. Почему согласились?

— А почему не согласиться, если это была идея Андрюши Мягкова. Он два года ходил с этой идеей, рассказать историю наших персонажей спустя 30 лет. Но сценарий потом написали другие люди, причем они его переделывали 18 раз. Думаю, если бы Рязанов снимал продолжение, фильм получился бы лучше, но он отказался. Бекмамбетов — очень хороший комедийный режиссер, но этот фильм был не его. Но как я брошу своих партнеров? Андрей, когда предлагал эту идею, исходил из того, что исполнители главных ролей еще живы. А потом появилось много новых персонажей и артистов. Я знаю, что у него была своя версия сценария. Знаете, сейчас Мягков живет замкнуто, и ему не дозвониться.

— Но Ахеджакова отказалась сниматься в продолжении.

— Она может бросить партнера, а я нет.

— И как вам вторая часть «Иронии судьбы»?

— Фильм, все-таки прижился. Но уровня оригинальной «Иронии судьбы» так и не появилось. Фильм держит зрителей уже 40 лет, но почему — неизвестно. В этом году как раз юбилей.

"Ирония судьбы. Продолжение"

— Ваша дочь Ксения Хаирова пошла по вашим стопам. Почему? Ведь часто актеры отговаривают детей от этого.

— Я особо не отговаривала ее, хотя она сама была недовольна моей жизнью, что я все время в разъездах. Она, кстати, недавно вернулась из Киева, где снималась в фильме Оксаны Байрак. Помню, когда она поступала, я помогала ей готовиться к экзаменам, но она вначале провалилась. Однако потом ее взялся готовить актер Володя Гордеев, светлая ему память. Все, кого он готовил, всегда проходили. Поступила и моя дочь. Он поменял ей материал, а я готовила с ней монолог Наташи Ростовой.

— А почему она Хаирова, а не Талызина?

— Она сама решила взять фамилию мужа. Говорила, что фамилия Талызина ей мешает и что вызывает у людей плохую реакцию, но я не знаю почему. Только на последних съемках люди стали воспринимать это по-другому. Говорят: «Каааак, вы дочка Талызиной?!» Но нормально восприняла эту смену. Конечно, можно было покрасивее фамилию выбрать, но… (смеется). По-татарски Хаирова вроде бы означает «цветок».

— Вашей внучке Насте в этом году исполнится 16 лет. Кем она хочет быть?

— Не знаю. К сожалению, дочь с семьей живет отдельно от меня, поэтому я мало внимания уделяла воспитанию Насти. Иногда созваниваемся, или я приезжаю изредка к ним в гости. У Насти очень славянская внешность, папа — «западэнэць». Но отца у нее не было уже при рождении, поэтому дочка ее записала на фамилию Талызина.