Уровень финансирования отечественного кино скатился практически к 2010 году, который называли одним из худших для нашей киноотрасли. Ведь тогда на съемки фильмов в бюджете было предусмотрено всего $3 млн, а сейчас — 75,5 млн грн, что при курсе 20 грн/$ выходит $3,77 млн. Начиная с 2011-го в наше кино пошли большие вливания, стали проводиться питчинги — конкурсы, на которых украинские режиссеры могли получить под свое кино бюджетные деньги. Вплоть до 100 процентов, например, для анимации и детских картин, как это было с мультфильмом «Бабай» (бюджет — $2 млн), мюзиклом «Трубач» ($2 млн) и приключенческим фильмом «Иван Сила» ($1,8 млн).

УРОЖАЙНЫЙ НА ФИЛЬМЫ 2014-Й

Самым удачным был 2012 год, когда под фильмы дали $22 млн! После такого подкрепления в 2013 и в 2014 годах в прокат вышло рекордное количество разножанровых украинских картин — «Параджанов», «Поводырь», «Тени незабытых предков», «Ломбард»...

Госкино в своей стратегии развития киноиндустрии на 2015–2020 годы похвасталось: «В 2014-м в прокат вышло 15 украинских фильмов, из них восемь полнометражных и один альманах, созданные при участии Госагентства Украины по вопросам кино». И удивило: одна из целей Госкино — получить на кинопроизводство в 2020-м $35 млн. Но пока мы имеем почти в десять раз меньше — $3,77 млн!

ПОЙДУТ ИСКАТЬ НА СТОРОНЕ

Сколько же теперь картин сможет поддержать Госкино на эту сумму? Учитывая, что бюджеты наших фильмов, которые вызвали у зрителей интерес, в среднем — $2 млн, то едва ли хватит на две картины. И при условии, что задекларированную сумму дадут, ведь реальных денег, по информации Госкино, выделяется в разы меньше (так, в госбюджете на 2014-й было запланировано 123 млн грн, а дали только 23,9 млн грн).

«Сказки старого мельника» я, конечно, досниму. Но при той сумме, которая запланирована на кино, я в ближайшем будущем перспектив не вижу никаких», — сказал нам режиссер Александр Итыгилов, который получил деньги на «Мельника» на питчинге.

На этой волне среди украинских режиссеров наметилась тенденция искать спонсоров на стороне.

«Ведь можно снять неплохое кино и за €1 млн (в пересчете на гривни — это 23,5 млн. — Авт.), но лучше за €5 млн (117 млн грн. — Авт.)», — говорит режиссер фильма «Племя» Мирослав Слабошпицкий, который сейчас ищет инвесторов в Европе. Туда же переключился режиссер Алексей Шапарев: «На Западе собирать бюджет можно полгода, а можно и два... Дают немного — до €300 тысяч, ну пусть лучше так, чем ничего».

ЗА ПРОКАТ ХОТЯТ БОЛЬШЕ

Не видит перспектив и глава Минкульта Вячеслав Кириленко. Он говорит: «Отдадим долги Госкино (имеется в виду задолженность по уже прошедшим питчингам. — Авт.) и вообще не сможем запустить новые фильмы». По его мнению, ситуацию может исправить спецналог на поддержку кино.

О его формировании рассказал глава комитета Верховной Рады по вопросам культуры и духовности Николай Княжицкий: «Мы предлагаем брать за прокатное удостоверение, за которое сейчас платится только 83 гривни, такую плату: за российскую картину — страны-агрессора — 400 грн за минуту трансляции, за американские фильмы — 200 грн. А за европейские и украинские фильмы — минимальная плата. Если этот проект удастся воплотить, то сможем собрать $50 млн».

Реакция прокатчиков такова. «200 грн за минуту трансляции? Это — паранойя, — сказал нам гендиректор кинокомпании B&H Богдан Батрух. — А по поводу цифры в $50 млн, могу сказать, что это все деньги в украинском кинопрокатном бизнесе».