— Джек, как вам удалось заполучить роль в военной драме Анджелины Джоли «Несломленный», которую она режиссировала?

— Ну, первое, что от меня требовалось — это видеозапись, где бы я сыграл несколько каких-либо сцен. Поэтому я пришел в драмкружок, где когда-то занимался, и там мне с этим помогли. Запись я положил на стол Анжелине, вот, пожалуй, и все...

— А что вас привлекло в истории вашего персонажа Луи Замперини — спортсмена, которому симпатизировал сам Гитлер, и который во время Второй мировой войны был вынужден отправиться на фронт, а оттуда попал в плен к японцам?

— Я не устаю удивляться — как это можно так пренебрегать своим комфортом, быть настолько смелым и самоотверженным, чтобы выжить вот в таких условиях. Среди людей нашего поколения, думаю, такого не бывает. Между поколением Замперини и моим огромная разница. Мы воспитаны так, чтобы ставить в приоритет самих себя — я и только я! Не понимая, что это тупиковый путь. Думаю, это одна из истин, которую Анжелина хотела донести в своем фильме. Этот фильм — история выживания, когда, кажется, все складывается против тебя... И я даже вообразить себе не могу, как он смог все это вынести. Раньше мне бывало жаль себя, особенно, когда я сталкивался с несправедливостью, но теперь для меня это проявление слабости. Это же ничто по сравнению с тем, что пережил Луи!

— По сюжету вам пришлось пережить авиакатастрофу, полтора месяца выживать на плоту без еды и потом еще долго терпеть унижения от японцев, которые при каждом удобном случае хлестали вашего героя по лицу?

— Сперва мне пришлось изрядно похудеть. Ну и потом были разные фазы во время этих трехмесячных съемок. То есть утром могли быть съемки в самолете, потом я уже легкоатлет, на следующий день меня снимают в тюрьме, потом — на плоту. Когда все закончилось, мне все это показалось каким-то единым куском из пыток (с улыбкой).

Герой Джека в лагере военопленных в Японии (кадр из «Несломленного»)

— А вы читали книгу Лауры Хилленбранд «Несломленный. История выживания, стойкости и искупления», которая как раз и вдохновила Джоли снять фильм?

— Да, я еще во время кастинга купил эту книгу. И ко времени экранных проб уже прочитал пару частей. И потом читал ее каждую ночь... По-моему, Лаура честно описала феноменальную историю Луи Замперини, он вышел у нее таким, каков был в реальности (в 1945-м Замперини вернулся из плена домой в Калифорнию, его встретили как героя. Вскоре он женился и обзавелся двумя детьми, но через некоторое время начались проблемы: алкоголизм, психическое расстройство. Выход он нашел в христианстве. Многие году Луи вел активный образ жизни: альпинизм, скейтбординг, бег, лыжи... Умер в июле прошлого года в возрасте 97 лет от пневмонии. — Авт.). Самоотверженный, но не лишен каких-то пороков... Мне в нем больше всего нравится то, что он никогда себя не превозносил. На это, кстати, Лаура обращает внимание в своей книге.

— Вам доводилось общаться с реальным Луи Замперини?

— Да! Первый раз я ощущал себя немного неловко, ведь было много камер. И напросился на вторую встречу, чтобы лучше понять и почувствовать его. Меня тронул уже сам факт того, что я нахожусь рядом с Луи и смотрю на него. Хотя ему было очень нелегко согласиться, чтобы о нем снимали фильм, чтобы его история была показана всему миру, что ему так или иначе пришлось раскрыть нам душу. Но то, что во время работы над фильмом Анджелина делилась с ним всеми своими замыслами, ему это точно было приятно!

— Я, конечно, понимаю, Джоли — прекрасная женщина, но что вы скажете о ней как режиссере?

— Анджелина очень тонко относилась к нам, чувствовала наше настроение и общалась с нами абсолютно на равных. Меня зацепила одна ее фраза, которую Энджи в свою очередь услышала от Луи. О том, что если ты думаешь только о себе и своих нуждах, тогда даже и не надо с утра вставать с постели. После этого я ее очень зауважал, мне было не жалко сделать для нее что-то сверх нормы. Если представится возможность поработать с ней еще — я только за!

— Японский музыкант Мияви играет самого жестокого мучителя Луи в японском лагере военнопленных — Муцухиро Ватанабэ по прозвищу Птица. Как вы с ним общались вне кадра?

— Когда мы только приступили к этой части съемок, я специально решил держаться от него подальше. Надо было снять эти сцены так, чтобы все нам поверили, что мы ненавидим друг друга, поэтому и избегал Птицу, чтобы дружбы не завязывалось. Но представьте, это был его первый фильм! А еще Джоли учила меня быть терпимой в суждениях. Она не хотела дискриминировать кого-то. Наоборот, пыталась понять и объяснить поступки японца. Ведь была война...