– Денис, пару дней назад Вы уволились из Национальной оперы прямо на улице, почему все произошло таким способом?

Не думаю, что после всего случившегося возможно найти какой-то хороший способ. После того, как поступили со мной в этом театре, сложно чему-либо удивляться.

– Расскажите, что на самом деле произошло в театре, почему Вам перекрыли воздух? Возможно из-за Вашего желания, оптимизировать труппу, что непременно означало бы масштабные сокращения, и это многим не понравилось?

Я уже много раз об этом говорил. У меня нет точных ответов, уж тем более я не могу сказать вам "что произошло на самом деле". Я просто не знаю. Есть только догадки. Вы знаете, в этом театре никогда не любили ярких, деятельных и активных людей. История помнит очень много примеров, когда хороших и талантливых людей отсюда выживали. Мне даже немного лестно, что я попал в этот список.

– Какие у Вас были отношения с труппой, когда Вы были художественным руководителем?

Мне кажется, что то письмо, которое написали артисты в министерство в знак поддержки меня, говорит больше, чем я могу сказать. Письмо подписало 62 артиста и педагоги. Я знаю, что были еще желающие подписать, но некоторые побоялись, и я их не виню. Для сравнения, письмо против меня, о котором любит говорить генеральный директор, подписало не больше 20 человек. Конечно, у меня были прекрасные отношение не со всей труппой, но это и не было моей целью. Я вернулся в театр для того, чтобы работать и быть их начальником, а не для того, чтобы нравиться всем и со всеми дружить. Были и те, кто меня не любил и кто был искренне рад моему увольнению. Я даже знаю, кто эти люди, но они были в меньшинстве. Все остальные понимали, что мы работаем и работаем на результат.

В балете нет фонограммы. Здесь нельзя сделать что-то не в полную силу. Ты либо на высоте, либо ты не выходишь на сцену. Зритель не должен разбираться в тонкостях, ему или нравится или не нравится. Он или верит или нет, а для того, чтобы добиться оваций зрителей, надо ежедневно трудиться.

– Вы часто меняли официальные места работы?

В Национальную оперу Украины я официально приходил и уходил три раза. Работал в Мариинском и Михайловском театрах в Санкт-Петербурге. Вообще, есть разница в понятиях "официальное место работы" и "работа в штате". В вышеперечисленных театрах я работал в составе штатной единицы труппы, в остальных, как Большой театр, Ла Скала, АВТ или Национальный театр Токио я работаю по контракту, что не делает эту работу менее официальной.

Денис Матвиенко. Фото Gene Schiavone

– После скандала в опере в марте этого года оттуда начали уходить молодые танцоры, Вы не планируете составить кому-то из них протекцию? Задействовать в каких-то своих постановках или помочь устроиться работать за рубежом?

Я не хореограф и у меня пока нет своего театра, поэтому задействовать сам я их нигде не могу, кроме своих личных проектов. Но я никогда не отказывал талантливым артистам в помощи. Наоборот, всегда старался им помочь, и буду продолжать это делать. Оперный театр сегодня - это не тонущий корабль, это корабль, который уже давно застрял в болоте и стоит на одном месте, поэтому "бежать" с такого корабля нормально. Я всегда говорю, что наш век очень короткий, чтобы сидеть на подобном судне. Единственное о чем жалею, что для многих артистов я оказался таким себе Сусаниным, который дал надежду на то, что мы сможем дойти до цели, а в итоге бросил их в этом болоте.

– А вообще с кем-то из своих бывших сотрудников поддерживаете отношения? Что они говорят про сегодняшние настроения в опере?

В театре остались работать те люди, которые являются моими друзьями. Поэтому новости из театра до меня доходят. О каком настроении можно говорить, когда разваливается труппа? Я не буду скромничать и скажу, что за время моего руководства труппой в театр начали приходить новые артисты, и никто не собирался уходить. Кто-то из артистов меня любил, а кто-то ненавидел, но в их глазах не было безразличия. А сейчас оно вновь появилось…

– Как лично Вы думаете, почему сегодня в Украине такая печальная ситуация в культурной сфере? Почему талантам не дают развиваться в нашей стране?

Потому, что руководство страны это позволяет и даже культивирует. Что далеко ходить! Мне в руки попало письмо Министра культуры Украины – Премьер-министру Украины, где г-н Новохатько отчитывается о проделанной работе, о том, что он разобрался с ситуацией в НОУ.

Это просто бумажка, прочитав которую становится понятно, что никто ни в чем не разбирался. Там говорится о том, что балет Quatro исполняется под фонограмму, о том, что балет "Баядерка" не является чем-то новым для театра. Видимо, это нормально, чтобы в первом театре страны шел балет, где декорации и костюмы старше артистов балета. Наверное, это обычное дело, когда с труппой работают выдающиеся педагоги и легендарная Наталья Макарова руководит постановкой. Я могу вам предоставить это письмо. Там отчетливо видно, что до культуры в Украине никому нет никакого дела.

Денис Матвиенко. Фото Gene Schiavone

– Какие творческие планы на ближайшие будущее?

Сейчас я готовлю премьеру балета "Пламя Парижа", которая будет 23 июля в Михайловском театре. Но это весьма локальные планы. Если говорить о чем-то более масштабном, то у меня с моим Фондом есть масса планов. Сегодня уже начата работа над совершенно новым балетом, который обещает стать настоящей сенсацией, при том не только в Украине. Над созданием этого балета работают очень известные люди, поэтому я уверен в том, что у нас получится настоящий шедевр. Есть и другие планы. Не думайте, что с моим уходом из НОУ яркие балетные события в Украине прекратятся. Мы будем проводить их на других площадках, но мы все равно будем их проводить. И 14-го октября совершенно точно состоится вечер балета «Диалог».

– Где сейчас Ваш дом?

Мой дом так, где моя семья. Сегодня это Питер.

– Как часто планируете приезжать в Киев?

Как я уже говорил, 14 октября во Дворце "Украина" состоится вечер балета "Диалог" с моим участием, а также с участием Нины Ананиашвили, Анастасии Матвиенко, Игоря Колба и солистов НОУ. Этот проект мы должны были провести в июне, но случилось так, что мы вынуждены были перенести его на октябрь. В этот вечер будет очень интересная и разнообразная программа. Когда в следующий раз я буду выступать в Киеве – не знаю. А приезжать в Киев просто в гости я буду. Здесь моя сестра и мои друзья, здесь мой Фонд, поэтому повод приехать есть всегда.

– И будете ли после всего выступать на сцене Оперного театра в качестве гастролера?

Пока такого желания нет. Но… Никогда не говори никогда. Кто знает, может завтра руководство театра поменяется и возникнет какая-то перспектива.