— Игорь, за последние годы в Украину если и приезжают «Песняры», то только ваш коллектив, хотя слышал, что существует аж четыре ВИА с таким названием. Слышал и то, что вы разделили между собой карту СССР и каждый выступает на своей территории?

— Так вышло само собой, специально собрание по разделению никто не устраивал. В Украине с официальными гастролями выступаем только мы, иначе абсурдно было бы: сегодня наша группа, потом Леонид Борткевич (один из первых и главных солистов ВИА, исполнитель шлягера «Алеся». — Авт.) со своими музыкантами, а спустя еще пару месяцев — «Белорусские песняры», а там — четвертая группа. Хотя на частных вечеринках в Украине, может, кто-то из них и появляется — никто ж друг другу запретить выступать не может. А в Москве выступают Борткевич и «Песняры» с Валерием Дайнеко (исполнитель «Беловежской пущи». — Авт.), но последний гастролирует и в Беларуси. У нас же из всех выступлений 70 процентов — в Украине, хотя на днях из Израиля вернулись.

— А как вышло, что появилось четыре ВИА «Песняры»?

— В 1998 году часть музыкантов решила уйти от создателя коллектива Владимира Мулявина, с которым я проработал последние 10 лет его жизни. Так появились «Белорусские песняры», к которым позже присоединились Владислав Мисевич и Дайнеко. В 2002-м Мулявин попадает в автокатастрофу и в январе 2003-го, после восьми месяцев пребывания в разных больницах, умирает. А потом приходит приказ, что директором коллектива назначен другой человек. Но с его кандидатурой мы с Борткевичем были не согласны, поэтому нам пришлось уйти. Стал вопрос, где нам зарегистрировать своих «Песняров» — либо в Киеве, либо в Москве, ведь в Минске уже были «Песняры». Нам посоветовали в Москве, поскольку там собирались все ретрогруппы — «Лейся, песня», «Самоцветы». Но потом, спустя год, мы с Леонидом разошлись: ну не получилось у нас, это, как в семьях, — пожили и разбежались. После этого появились «Песняры» Свечкина и «Песняры» Борткевича. Часть музыкантов ушла со мной, а к нему недавно еще присоединился Анатолий Кашепаров (исполнитель «Вологды». — Авт.), который приехал из Америки. В 2013 году я зарегистрировал свой коллектив в «Укрпатенте» в Киеве. Так что мои «Песняры» получили киевскую прописку. Тем не менее мы с Борткевичем уже обсуждали, что стоит провести какой-то объединенный концерт, в котором бы выступили солисты разных поколений, ведь в этом году — 45 лет, как появилось название «Песняры».

— Тем не менее официальная позиция Минкульта Беларуси, что официальные наследники Мулявина — «Белорусские песняры» Дайнеко и госансамбль «Песняры»...

— Между прочим, в «Песнярах» при Минкульте нет ни одного человека, который бы работал с Мулявиным. Там поют мальчики по 20 лет, я их называю бэби-песняры. Ну что это за «Песняры»? Для того, чтобы так называться, нужно было с Мулявиным проехать весь Советский Союз и много дерьма съесть. И признают не чиновники, а народ. Как Мулявин говорил: «Если народ бросает помидоры, тогда нужно уходить со сцены». Я знаю, что у нас в туре по семи городам Украины все билеты проданы.

— Есть ли у вас новые песни или вы выезжаете исключительно за счет старого репертуара?

— Мы в каждом концерте исполняем две-три новых песни. Но публика все время нам кричит: «Давай «Пущу», «Белоруссию», «Алесю»! Людям нужны старые песни, которые они помнят со своего детства или юношества.