Сегодня в украинский прокат выходит биографическая драма «Стивен Хокинг. Теория Всего» — о жизни знаменитого английского ученого, физика-теоретика. Фильм уже получил британский «Оскар» — премию BAFTA, взял два «Золотых глобуса», а в ночь на понедельник станет известно, получит ли он «Оскар» и сколько, ведь номинируется в пяти категориях: как лучший фильм, адаптированный сценарий, саундтрек, лучшая мужская и женская роли.

Жизнь 73-летнего Хокинга — сама по себе драматический сценарий. Когда Стивену было 20, у него начался боковой амиотрофический склероз (неизлечимое заболевание центральной нервной системы), который привел к параличу. Врачи предрекали молодому ученому скорую смерть, а он взял назло всем и женился, чуть позже у него родилось трое детей. Но в 85-м — новое испытание: воспаление легких, операции, удаление трахеи… Физик потерял способность говорить. И все же он разговаривает — в его инвалидном кресле установлен синтезатор речи... И продолжает совершать открытия... В 95-м Хокинг опять женился — на одной из своих сиделок, но в 2006-м они развелись. Сейчас физик сблизился с первой женой Джейн, примирился с детьми, которые не могли простить ему роман на стороне. Более того, драма «Стивен Хокинг. Теория Всего» снята по книге воспоминаний Джейн. Ученый поделился с «Вестями» впечатлениями о фильме, о совместных книгах с дочкой и будущих открытиях.

— Стивен, расскажите о ваших эмоциях после просмотра фильма о вас, реально ли вас показал актер Эдди Редмэйн, которому теперь светит «Оскар»?

— Я, конечно, сильно удивился, узнав, что известная кинокомпания захотела снять обо мне фильм. И волновался, потому что фильм основан на книге моей бывшей жены Джейн. Но поменял свое мнение, когда прочел сценарий. Он оказался удивительно честным по отношению к нашему браку, моей борьбе со склерозом... А Эдди... Он проводил много времени с людьми, страдающими тем же недугом, что и у меня, чтобы лучше вжиться в этот образ. И Эдди сыграл паралитика так, что временами мне казалось: он — это я…

Эдди Рэдмейн в фильме "Стивен Хокинг. Теория всего"

— Вы популяризируете науку через книги, фильмы... Вам нравится жизнь под прицелом камер?

— Благодаря пристальному вниманию я чувствую, что просто обязан делиться своим научным энтузиазмом с общественностью. Люди должны иметь базовые знания о науке, поэтому сложные вещи нужно объяснять доступным, простым языком. Так что это было понятно не только экспертам. Я доносил эту идею с помощью своих популярных лекций и книг, одна из которых, «Краткая история времени», стала бестселлером. Кроме того, я работал вместе со своей дочерью Люси над книгами о Джордже — это приключенческие детские истории, базирующиеся на науке. Ведь дети — ученые будущего.

— А вы бы хотели, чтобы книги о Джордже экранизировали?

— Да, было бы здорово показать приключения Джорджа и его лучшего друга Энни, отношения с невероятно прекрасным космосом. Мы выбрали телевидение как лучший проводник, чтобы найти контакт с молодой аудиторией. И уже сотрудничаем с анимационной студией. С нетерпением жду появления мультсериала по книгам и надеюсь, что он понравится не только детям, но и взрослые вынесут из него кое-что.

— Стивен, не могу не спросить и о науке… Открытие бозона Хиггса в большом адронном коллайдере пробудило общественный интерес к физике элементарных частиц. Как думаете, какие еще будут открытия?

— Открытие первичной гравитационной волны. Оно рассказало бы нам, как возникла Вселенная. Рассказало бы и о физике элементарных частиц — с энергией намного более впечатляющей, чем использует любой из существующих ускорителей. В прошлом марте команда Bicep, использовавшая радиотелескоп на Южном полюсе, утверждала, что обнаружила первичную гравитационную волну. Впрочем, неясно. Возможно, это были лишь следы космической пыли. У меня лично — пари с Нейлом Тероком (известный южноафриканский физик. — Авт.) о том, что гравитационная волна — это по крайней мере 5% пертурбаций теории волн плотности. Если это подтвердится в будущих наблюдениях, я получу от него 200 канадских долларов!