Ukrainian Fashion Week. Финал. Что имеем? Дизайнеров, показавших свои коллекции сезона осень-зима 2015/2016, в этом году было на десяток меньше, чем в прошлом (даже завсегдатая Андре Тана не было!). А те, кто участвовали, за кулисами признавались нам: «Участие в неделе моды особых продаж не делает. По сути, это лишь поддержание бренда». И обходится такое поддержание, по нашей информации, в среднем в 50 тысяч долларов. Весьма высокая цена, учитывая то, что ВИПов на нынешней Fashion Week, которые подогревают интерес медиа и общественности к дизайнерам своим присутствием в зале, можно было на пальцах пересчитать.

ПЕРЕСМАТРИВАЮТ ЦЕНЫ

Настроения у дизайнеров пессимистические, говорят, что выкручиваются как могут. Виктория Гресь не скрывает: «Нам сейчас очень непросто. Слава Богу, что мы вообще не закрылись!» Ее коллега Алексей Залевский подтверждает: «Очень тяжелое положение — из-за кризиса люди покупают мало одежды. Вот уже год у меня почти ничего не продается. Последнюю коллекцию пришлось делать на тканях, которые закупали еще до подорожания. А цены же ужас! Ткани 1800 грн вместо 500 за метр, а на изделие мне надо в среднем метра три... Так за сколько же я должен его потом продавать?» И признался, что уже поднял цены на 30%.

А один из самых известных отечественных кутюрье Сергей Ермаков, работавший с ВИП-клиентами, признался нам, что его бизнес на грани краха: «Пока мы живем с новой властью, у дизайнеров перспектив нет. Мой бизнес практически разрушен. Налоги увеличили, бутики закрываются, мои клиенты уехали отсюда... Из 15 человек в команде осталось трое. Я снизил цены на свою одежду и собираюсь эмигрировать...»

Пересматривают цены на свои коллекции и другие украинские дизайнеры. Причем на наряды первой линии — «кутюрные» и более дорогие — сбавляют, а вот на вторую линию, выходящую большим тиражом и демократичную по ценам, наоборот, накидывают до 30%. Дизайнер Елена Голец рассказала нам: «В первой линии Golets я уже снизила цены. Работаем с минимальной наценкой, даже затраты на рекламу не считаем. А во второй линии Dolcedonna цены повысили всего на 10–20% для того, чтобы хотя бы выйти в ноль».

ЭКОНОМЯТ НА ТКАНЯХ

Анастасия Иванова подтверждает, что прибыли теперь реально меньше и ей приходится экономить на тканях: «Если до кризиса я покупала их в Италии и Франции, то теперь и в Украине. Но идти на большие компромиссы, например, начинать работать с азиатскими поставщиками, я не буду. Иначе слишком пострадает качество».

Даже Андре Тан, у которого дела идут весьма неплохо («Мы стали открывать больше магазинов, закрыли лишь бутики в Луганске и Донецке»), признается, что уже тоже экономит: «Если раньше мы закупали ткани в Италии на фабриках, где закупают Chanel и Dior, здесь метр ткани на пальто стоит 200 евро, то теперь перешли на то, что попроще, но тоже итальянское. И фасоны упростили, например, на юбку уже не используем 20 метров ткани».

Тем не менее, Тан уверен, что сейчас время украинских производителей: «Ко мне стали приходить клиенты, которые раньше одевались у иностранных дизайнеров». Правда, в них взыграли не патриотические чувства, а то, что западные модельеры тоже подорожали, а учитывая нынешний курс, наряды кусаются. А Юлия Айсина говорит, что держится на плаву за счет ценников в долларах: «Но лишь потому, что я нашла зарубежных клиентов. Прежде всего из Казахстана, Азербайджана и Эмиратов. И теперь мое самое дешевое платье стоит $1,5 тыс.».

ВЕЩИ, КОТОРЫЕ БУДУТ АКТУАЛЬНЫ В СЕЗОНЕ ОСЕНЬ-ЗИМА 2015/2016

Укороченные брюки (2–7 тыс. грн)

Ровный силуэт (5–25 тыс. грн)

Удлиненные свитера (3–7 тыс. грн)

Мех (10–50 тыс. грн)

Микс плотной и прозрачной ткани (3–7 тыс. грн)

Цветочные платья (5–20 тыс. грн)

Пальто с геометрией (6–27 тыс. грн)

Широкие штаны (2–7 тыс. грн)

ЧТО ПРИСМОТРЕЛИ СЕБЕ ВИПЫ

Невестка Ротару — Светлана Евдокименко:

«Платья в пол от Пустовит все великолепны — особенно с моим любимым принтом гортензии. и еще — пальто нежных оттенков. точно куплю 2–3 вещи, хотя я так привязываюсь к вещам, что могу их носить по пять лет».

Певица Джамала:

«В коллекции Любы Макаренко мне очень понравился брючный костюм нежно-голубого цвета, у Кристины Бобковой — короткое черное платье, у Ивана Фролова — зеленый кожаный костюм... Кстати, если раньше я могла потратить на вещь 7 тысяч грн, то теперь это максимум 3–5 тыс.»

Актер Алексей Вертинский:

«Присмотрел для дочки у Виктории Гресь вязаный бежевый кардиган. Кстати, Гресь обычно отдает нам в театр свои старые коллекции, которые зависелись на стендах, мол, может в каком-то спектакле понадобится. Да какой спектакль! Все это разбиралось актерами и носится до дыр!»

Актер Остап Ступка с невестой Дарьей:

«Очень понравилось черно-серое укороченное пальто из коллекции Виктора Анисимова. С удовольствием купил бы его себе, но сейчас нет денег. Кроме работы в театре — ничего другого нет. Да и не то время, чтобы покупать вещи».

Актриса Ольга Сумская:

«Выбрала юбку от Алексея Залевского — такая черная космическая из синтетического материала неопрена. Она такая урбанистическая, но будет хорошо смотреться в сочетании с романтичной шелковой блузой. Тем более Алексей немного мне сбрасывает как постоянному клиенту».