С Григорием Чапкисом, который не так давно отметил 85-летие, мы встретились в его танцшколе в Киеве. Он вышел к нам бодрым шагом, в идеально отутюженной рубашке, строгом костюме и с ходу сказал: «Я до сих пор танцую. Провожу балы, даю мастер-классы, занимаюсь с учениками. Готовлю людей к свадьбе, ставлю им танцы. Сужу многие конкурсы и фестивали. Сейчас я главный судья фестивалей в Финляндии и Болгарии, скоро туда еду... А еще работаю мальчиком по вызову: меня вызывают, и я танцую. Даю уроки на дому. Бываю в таких домах, вы не представляете! Пятиметровые заборы, тысячи квадратных метров жилья, гараж на четыре машины, кусок Днепра, шлюзы. Муж, жена и ребенок… Думаешь, они счастливы? Он орет, она орет, сын орет… Живут, как три собаки. А я в свои 85 лет живу в хрущевке площадью 29 квадратов напротив НАУ, и я самодостаточен!»

— Неужели до сих пор не разрешилась ситуация с квартирой в новострое, за которую вы еще несколько лет назад заплатили деньги, но не смогли вселиться?

— Нет! Я выиграл три суда… Но человек, которому я отдал в руки $150 тыс., — в бегах. Отдал просто так — без документов, под расписку. Я доверял этому человеку, он был моим другом. Мы дружили семьями, ездили на курорт вместе отдыхать. Я хотел купить квартиру, чтобы жена не знала, сделать ей сюрприз. Хотел открыть дверь ключом и сказать: «Это наша квартира». Он записал, какую я хочу… А потом ни ключей, ни квартиры, ни денег... Выяснилось, что я у него не один. Одна женщина дала аванс $60 тыс., другая — $16 тыс...

— У вас же есть дочь Лилия, она живет в Италии, и сын Григорий — в Штатах. Они вам помогают?

— Нет, я сам себя обслуживаю и ни копейки не беру у детей. Вот сейчас я начал кашлять, и Лиля снова: «Папа, сколько ты будешь работать? Приезжай ко мне. Через 10 дней будешь иметь вид на жительство, бесплатное лечение. Будешь гулять в парке с внучкой под ручку». А внучка у меня — звезда (Анне Сафрончик 34 года, в Италии она известная актриса. — Авт.). Но я медленно ходить не могу! У меня день расписан по минутам… Знаете, я был плохим отцом. Практически не видел дочь: ездил по миру с ансамблем Вирского. Приеду, навезу тряпок, поцелую — и опять уезжаем с женой, моя первая супруга, от которой у меня Лиля, тоже танцевала в этом ансамбле. Лилю воспитывали бабушка и крестная. А уехала дочка в Италию, потому что вышла замуж за итальянца. Она балерина, у нее есть своя балетная школа. Увезла туда 6-летнюю Аннушку, которую родила от первого брака. Он ее носил на руках, родилась у них вторая доченька… Но, к сожалению, умер. И тогда Лиля вынуждена была пойти работать — она балерина, до сих пор танцует (Лилии Чапкис 57 лет. — Авт.), сейчас у нее в Ореццо, это возле Флоренции, своя бальная студия. Она все деньги туда вкладывает… Да и сын тоже. Когда я приезжаю к нему в Америку, спрашиваю: «Гриша, у тебя два дома, балетные залы. Ты миллионер?» А он: «Папа, ты знаешь, что такое в Америке быть миллионером? Когда у тебя есть миллион, а должен ты — полтора. Каждый месяц, когда приходит время платить, у меня появляются седые волосы». Так чего я буду у них просить деньги на квартиру? Да и зачем мне нужны хоромы? Жене Алле (ей 62 года. — Авт.) до работы, а она у меня кандидат наук, работает в НАУ, 10 минут.

— У вас в Киеве было три танцевальных школы, они работают сейчас?

— Одна осталась, да и та на волоске. После шоу «Танцы со звездами» общество всколыхнулось: открывались танцевальные школы, казалось, что весь народ танцует! А после участия в проекте Русланы Писанки танцевать начали даже полные женщины: лежали у меня в зале на полу, занимались. Попасть ко мне в школы можно было только по блату. А сейчас у народа денег нет! Сейчас нелегко, но депрессии у меня нет. Я и так трижды начинал жить заново. Прожил очень бурную жизнь: нищий, достигаю вершины — опять упал… Опять все сначала. Расставание с женами, с должностями. И каждый раз — трагедии. Сейчас я женат в третий раз, мы вместе уже почти 30 лет. От первого брака у меня дочь, от второго — сын. Первая супруга, с которой я прожил 25 лет, умерла. Со второй развелись, она вместе с нашим сыном живет в Сан-Франциско. И разошлись, кстати, из-за мелочей. С третьей женой общих детей нет. Но проблем не меньше. И если я в моменты депрессии ложился в постель, это могло длиться годами. Нельзя сидеть дома, замыкаться в себе. Идите в сквер, в театр, в спортзал, в школу танцев…

— А есть ли у молодых перспективных танцоров будущее в Украине, как считаете?

— Вы мне наступили на мозоль. Лучшие силы сейчас уезжают — здесь же невозможно устроиться на работу. Если бы вы знали, какие девушки вывозятся из Украины и работают там в ночных клубах! В варьете работают, в кользомации… Знаете, что это такое? Это когда вы танцуете на сцене в короткой юбке, а потом к администратору подходит мужчина и говорит, что хочет «вот эту». Раньше такие услуги стоили доллар в минуту. Но! Мужчина не имеет права до вас дотронуться без вашего согласия. Может с вами танцевать, общаться… Но если вы хотите, то можете позволить все что угодно...