События в Мукачево вынесли на общегосударственный уровень проблему контрабанды, которая процветает в пограничных областях. Петр Порошенко однозначно заявил, что причиной конфликта в Мукачево стало перераспределение доходов от нелегального бизнеса и потребовал от силовиков разобраться. «Вести» выяснили, как действует контрабанда и сколько денег она может принести.

КОНТРАБАНДА КАК НАРОДНЫЙ ПРОМЫСЕЛ

«Контрабас» для жителей Закарпатья всегда был и основным заработком. «Это не просто нелегальный доход, это народный промысел — как животноводство», — смеясь, рассказывает «Вестям» экс-чиновник Мукачевской мэрии. По его словам, каждый уважающий себя житель Закарпатья хотя бы раз занимался контрабандой. Как говорит львовский журналист Омар Узарашвили (который много времени посвятил изучению проблемы контрабанды), для того, чтобы перейти границу, местным жителям достаточно пройти вброд горный ручеек, а на другой стороне его будет ждать подельник.

Бывает, даже используют арбалеты. Например, на нашей стороне селянин выстреливает из лука и попадает в дерево — от стрелы ведет веревка, по которой он передает на ту сторону сигареты. Если в Украине пачка сигарет стоит в среднем 20 грн (80 центов), то в той же Венгрии средняя цена на сигареты — 4 евро (97 грн). С каждой пачки контрабандист получает грязными (то есть без учета взяток) 77 грн. В тюке может быть примерно 40 блоков, то тогда за раз получится 30 800 грн.

СХЕМЫ ПРОВОЗА

Впрочем, это мелочи. Реально большие деньги зарабатывают не только криминальные авторитеты, чей бизнес построен на контрабанде, но и силовики, которые действуют в связке с контрабандистами. «Есть такое правило — если перекидываешь шесть ящиков (в каждом примерно по 40 блоков сигарет), то один должен упасть. Или на нашей стороне, или на той, — рассказывает Узарашвили. — Если же «контрабас» везут поездом, то тут нужно заплатить и машинисту, и начальнику поезда, и начальнику станции».

Экс-чиновник подтверждает: многие из пограничников на той стороне тоже в доле. «Когда был скандал по тоннелю (в 2012 году обнаружили 600-метровый тоннель от частного дома в Ужгороде в Словакию — Авт.), была инфа, что и наши, и словацкие правоохранители были в теме. Тоннель прикрыли. Говорят, что еще остались такие, которые работают».

Мощные контрабандные кланы везут товар по черной схеме. В нужный час через указанный заранее таможенный пост в Украину следует автокараван. «Свои» таможенники его не замечают. А за таможенным постом впереди каравана пристраивается автомобиль с милицейскими номерами, сопровождающий груз до первого склада. Там товар перегружают на другие автомобили, и контрабанда уходит в глубь страны. Те, кто поскромнее, везут по-другому: 40–50% товаров указывают в таможенных декларациях. Подкупленные таможенники пропускают товар на территорию Львовщины, и им начинают заниматься фирмы-посредники. Эти всего за $500 обеспечивают контрабандистов документами с печатями о том, что якобы фуры, возвращающиеся куда-то на Харьковщину из-за границы, были дополнительно затарены товаром на Львовщине.

РАСЦЕНКИ НА ВЗЯТКИ

Еще одна область, где для контрабандистов рай, — Одесская. «До войны, в 2012 году, суточная «выручка» таможенного поста в Одессе составляла от $5 до 15 тысяч. Сейчас — в разы меньше, бизнес в Украине — в глубоком упадке», — рассказывает бывший одесский брокер Виктор. Он организовывал «окна» на границе для провозки товара: «Импортеры заранее говорят, что товар такой-то, стоит столько-то. Я обговариваю вопрос растаможки со своими знакомыми на таможне. И говорю заказчикам цену. Как правило, это около 20% от стоимости товара. Однако в бюджет пойдет около 5%. Около 13% уйдет в карман «окну», все остальное — мой заработок».

По словам нашего источника в одесской таможне, есть еще «план» — разнарядка по поступлению денег в бюджет. «Киев совершенно не интересует, что от нас уходят импортеры, — говорит источник. — Они поставили план, сколько в месяц перечислять в бюджет. Однако никто не отменял откаты от контрабанды, которые должны идти наверх. Их собирают так называемые казначеи — смотрящие из числа руководящих сотрудников. Не сдав за смену неофициального платежа — взятки от 1 до 15 тысяч долларов, — тебя могут заподозрить в «крысятничестве» и натравить внутреннюю службу безопасности. В итоге замкнутый круг: импортеры уходят из-за высоких тарифов, Киеву же нужен план! И тут же от нас требуют дань, никто и не думал отменять откаты».

БОРОТЬСЯ СЛОЖНО

При этом за последний год ситуация с контрабандой резко ухудшилась. Во-первых, кадровая чехарда на таможнях привела к усилению низового беспредела чиновников. Во-вторых, девальвация гривни резко увеличила стоимость импортного товара, и самые «белые» предприниматели стали задумываться о «серых» схемах ввоза. Тем более, что официально купить валюту на межбанковском рынке стало сложнее (ввиду админограничений Нацбанка). В таких условиях контрабанда стала единственным способом выживания для импортеров.

«Когда импортеры подают свои заявки на покупку валюты на межбанк, то НБУ зачастую их придерживает неделями (или отклоняет их из-за формальностей), чтобы не допускать высокого спроса на валюту. У меня есть знакомые, которые покупают на черном рынке несколько десятков тысяч долларов, после чего закупают необходимый товар за рубежом и ввозят его не декларируя. Речь идет о биодобавках, канцелярии. Ясно, что без договоренностей с таможенными органами большие объемы товара так не ввезешь. Кроме того, контрабанду стимулирует снижение спроса — на базаре дорогой импортный чай значительно дешевле, чем в маркетах», — говорит руководитель проекта «Успешная страна», экономический обозреватель Радио Вести Андрей Блинов.

«Дорожает импорт, чтобы нивелировать потери, легальный импорт переходит в серый, а серый — в черный, — говорит Александр Бородыня, президент Лиги украинских промышленников «Укркожобувьпром». — Импортеры занимаются контрабандой. Последние пять лет на таможне был кошмар, но в этом году он усилился, потому что девальвация нацвалюты активизировала теневые схемы».