Во Львове продолжается первый в Украине судебный процесс с участием присяжных. 26-летнему марокканцу Шакибу Отману, которого обвиняют в жестоком убийстве известного львовского травматолога Леона Фрайфельда, грозит пожизненное заключение. Как чувствуют себя в роли народных судей, первые украинские присяжные признались в интервью "Вестям".

Если в Америке судьбу обвиняемого решает дюжина присяжных, то у нас их трое. Приговор вынесут большинством голосов (вместе с еще двумя судьями). Присяжных выбрал компьютер из списка, поданного Львовским горсоветом.

Среди желающих были учителя, врачи, работники жэков, предприниматели, фитнес-тренеры (в присяжные не берут работников правоохранительных органов). За судейство им платить не будут, только на основной работе за ними сохраняется зарплата на время заседаний.

Первый суд присяжных — настоящий "женсовет" из воспитательницы львовского детского садика №132 Марии Яремко, паспортистки жэка №500 Ориславы Гонтар и пенсионерки Марии Чип. Художник-реставратор из Национального музея Ольга Калитовская — запасной присяжный (если кто-то из основной группы, например, заболеет).   

Мария Яремко (справа) и Мария Чип

- Во время первого судебного заседания вы выглядели взволнованной. Видно было, что чувствуете себя не в своей тарелке. Какие у вас были ощущения в тот момент? - интересуемся у 37-летней Марии Яремко, сидящей по правую руку от председательствующего по делу судьи Назария Нора.

- Честно говоря, было не совсем комфортно из-за большого количества журналистов с камерами и осветительными приборами, свет от которых резал глаза. А так быть присяжной совсем не страшно. Я уверена, что не ошибусь в решении.

- Что побудило подать свою кандидатуру, ведь за эту работу вы не будете получать жалованья?

- Интерес. Было любопытно почувствовать себя в роли судьи, хотелось попробовать что-то новое в жизни.  Да и это почетная миссия.

- Наверное, вы любите детективы...

- О, еще и как! Обожаю угадывать, кто настоящий убийца. А еще мне нравится душещипательная американская драма «Зеленая миля», о заключенных, приговоренных к казни не электрическом стуле. Так жалко было главного героя, того чернокожего.  Я считала убийцей одного персонажа, а в конце он оказался невиновным.  

- А как вы вообще узнали, что идет набор в присяжные? Как вас отобрали?

- Около года назад, когда эту новацию внесли в УПК, о наборе узнал мой муж, он — юрист. Записались мы оба, а выбрали только меня. Я прошла собеседование в мэрии, во время которого меня проверяли на адекватность.

- А что именно спрашивали?

- Ой, знаете, я бы не хотела об этом говорить, - замялась воспитательница-присяжная.  - Да и бежать мне надо, а то у меня дети из группы без присмотра.

Кстати, родители маленьких воспитанников Марии Яремко удивились, узнав, что она пошла в присяжные. "Мария Зиновьевна такой мягкий и жалостливый человек. А судье надо быть жестким. Тем более дело такое сложное", - говорит мама одного из малышей.

Запасная заседательница, реставратор Ольга Калитовская призналась, что стала присяжной ради жизненного опыта: «Но во второй раз я точно не пошла бы. Судить человека непросто, надо владеть большой внутренней силой».

Запасная присяжная Ольга Калитовская, фото vk.com

Присяжным предстоит сложный выбор: марокканец, которого судят женщины,  уверяет, что не убивал врача. По версии его адвоката Ярослава Гандзюлевича, в утро убийства Шакиб возвращался с дискотеки, на него якобы напали милиционеры и выбили признание в убийстве.

Жестокое убийство 67-летнего завотделением травматологии 8-й львовской больницы Леона Фрайфельда 19 октября прошлого года потрясло Львов. Светилу медицины до смерти избили ногами, когда он около шести утра возвращался с утренней пробежки. Убийцу, которым по утверждению милиции оказался марокканский студент, сняли прямо с изувеченного тела врача.