Брат похищенного 21 января из Александровской больницы активиста Евромайдана, 50-летнего львовянина Юрия Вербицкого опознал его тело в морге Борисполя.

«Сергей позвонил и сказал, что это Юру нашли в лесу», - сказала нам жена брата погибшего Ольга Вербицкая, едва сдерживая слезы. Тело с замотанными скотчем руками и пакетом на голове нашли лесники возле леса Гнедын Бориспольского района Киевской области.

Бывшая жена Вербицкого последний раз говорила с ним сутки назад. «Сказал, что здоров, не мерзнет. В Киеве он чуть больше недели (взял отпуск на работе, до этого ездил на Майдан в декабре). Сейчас его телефон вне зоны. О том, что он пропал, узнала из телевизора», - сообщила она.

На страничке Юрия Вербицкого в соцсети уже за первые полчаса после известия о его смерти появились несколько сотен сообщений от его друзей со словами «Вечная память».

Вербицкий пропал из больницы вместе с активистом Игорем Луценко 21 января. По словам Луценко, он привез Вербицкого в больницу с травмой глаза в больницу, откуда их похитили, вывезли в лес и жестоко избили.

Как рассказала Оксана Вербицкая, племянница погибшего, дядя дежурил на Майдане и не был в центре конфликта. Когда начались столкновения, к нему дозвонилась дочка, Вербицкий сказал, что он ранен и находится в Доме профсоюзов, откуда его кто-то из автомайдана отвезет в больницу. Потом связь с ним оборвалась.

Вербицкий был сейсмологом - работал ведущим инженером отдела сейсмичности Карпатского региона института физики НАН Украины (изучал природу землетрясений, защитил кандидатскую диссератцию), увлекался альпинизмом. Друзья до сих пор не могут поверить в случившееся. «Он сильный, взвешенный и очень добрый человек, - говорит львовянка Ольга Тарасович. – Мы не раз были вместе в горах - Юрий не одному подставлял свое плечо на крутых скалистых склонах».

Вербицкий занимался альпинизмом, был очень добрым и всегда подставлял плечо друзьям. Фото: vk.com/georgev63

По словам товарищей, Юрий когда-то сломал ногу в горах, и она его до сих пор беспокоила. То есть он малоподвижен, и ему было бы трудно самому добраться до трассы из леса.