Городок Рава-Русская, что в Западной Украине на самой границе с Польшей, стал знаменитым на всю Европу после того, как правительство Украины отказалось подписать соглашение об Ассоциации с ЕС. Тогда его жители приняли решение самостоятельно евроинтегрироваться и направили соответствующее обращение в Европарламент. По сути, они стали одними из тех, кто призвал к Евромайдану. Чем закончилось евроинтеграция Рава-Русской и что сейчас происходит в городке и на всей Западной Украине, мы поговорили с городским головой Ириной Верещук. Она в очередной раз приехала в Киев поддержать Евромайдан.

- И как Рава-Русская его поддерживает?

- У нас создан штаб по сбору теплых вещей, медикаментов, продуктов и, конечно, денег для Майдана. Скажу, что участвуют все жители: и пенсионеры, и предприниматели… Поэтому я уже четвертый раз на Майдане, привезла очередную партию собранного.

- При этом вы первыми выразили свой протест по поводу отказа от Ассоциации с ЕС

- Мы собрали народное вече и тремя с половиной тысячами подписей скрепили письмо-обращение к Европейскому парламенту с просьбой подписать соглашение об Ассоциации с Рава-Русской. Мы считали, что если Европа базируется на демократических ценностях, то она должна услышать каждого. Мы понимали, что, скорее всего, это формальный шаг, потому что юридической базы не существует. Однако Европейская хартия местного самоуправления не запрещает городскому голове, выражающему интересы целой громады, обращаться с просьбой об Ассоциации.

- То есть вы понимали, что ничего не получится?

- Я думала, что таким образом мы покажем хороший пример другим городам, и они последуют нашему примеру. В таком случае Европа узнает, что в отличие от власти этого хотят многие жители Украины. Вообще, я считаю, какими бы ни были коммунисты плохими, но они предложили очень здравую идею - референдум. Хотя и сделали это поздно. И Виктор Федорович должен был его провести еще два года назад. Тогда бы стало ясно, куда мы движемся и никто бы сейчас, ни запад юго-востоку, ни юго-восток западу, не навязывал свое мнение. Однако власти самолично приняли решение идти в Европу. И мы поверили. Я до последнего не верила, что соглашение об ассоциации с ЕС не будет подписано. Но нас обманули. Что, до этого не знали, насколько наша экономика связана с экономикой России? Не знали, что в стране может наступить технический дефолт? Я говорила об этом еще два года назад. Потому что это было видно невооруженным взглядом. Сокращается производство и город все меньше и меньше зарабатывает денег.

- Не боялись принимать обращение к Европейскому парламенту?

- Боялась. Я хорошо понимала, что оно может быть воспринято по-разному. Но я юрист по образованию и знала, что ничего противозаконного не совершила.

- А реакция была?

- Глава районной госадминистрации обратился в правоохранительные органы с требованием возбудить против меня уголовное дело по факту призыва к сепаратизму. Однако я дала пояснение, и в возбуждении уголовного дела было отказано из-за отсутствия фактов. Многие люди не понимают, насколько мы имеем широкие полномочия в местном самоуправлении. Вопрос только в том, насколько они используются и кем.

- Не посылаете людей на Майдан?

- Нет, только можем сказать, где принимают вещи. Я считают так: если я посылаю кого-нибудь на Майдан, то несу ответственность за этого человека. А если это горячая голова, которую выкрадут, изобьют или, не дай бог, убьют? Я не хочу брать на себя такую ответственность перед родителями или родственниками. Поэтому я сказала людям, будьте мудрыми и поступайте обдуманно.

- А бывало иначе?

- Недавно ночью мне позвонили мэры населенных пунктов из соседнего района и сказали, мол, вставай и давай перекрывать трассу. Я спросила, зачем? Они ответили, пусть бандиты не ездят по нашей земле. Я спросила, какие? Из Польши, Франции?.. Или те простые украинцы , которые едут в туристические поездки, на лечение, похороны… А что даст остановка автобуса с туристами? Станет лучше на Майдане? А вы еще и шины на дороге подпаливаете…

- Подпаливали?

- Да, я осудила эти вещи и на следующий день подписала распоряжение о запрете проведения любых массовых акций, сборов, собраний без разрешения городского совета. Если я поставлю подпись, то я буду нести ответственность, в ином случае получится вакханалия. Надо понимать, если ты зовешь людей перекрывать трассы и не признаешь законы 16 января, а я их тоже не признаю, так как они были приняты незаконно, то Уголовный кодекс остается. И принят он был еще задолго до 16 января. А по нему перекрытия трасс международного значения тянут за собой уголовную ответственность.

- Если власть, с ее точки зрения, не смогла навести порядок в Киеве, то у себя в городе вы, судя по всему, порядок навели быстро

- Да, сейчас я контролирую ситуацию в Рава-Русской. Так должно быть. Я избранная жителями городской голова.

- А как у вас так получается?

- Во-первых, я бывший военный офицер и понимаю, что если вы зовете людей на революцию, кричите "Банду геть!", обещаете прийти и навести порядок, то мне нужно знать, а куда вы идете и что наведете. Конкретно. Кроме бла-бла-бла и "Слава Украине!", людям надо все объяснить.

- То есть вы горожанам все объясняете, а в случае с Евромайданом считаете, что людям таки не объяснили, какова его цель?

- Еще до открытого противостояния я хотела знать, что произойдет, если мы все поддадимся на уговоры и пойдем на Киев. Будем ли мы парламентско-президентской страной или останемся прежней? И вообще, каковы будут последствия? Теперь я понимаю, что никто до конца не вдумывался в ситуацию. Все кричали по верхам, народ не поднимался и все думали, что так будет и дальше. Однако народ поднялся…

- В Рава-Русской знают, что делать сейчас?

- Надо использовать все дипломатические методы, садится за стол переговоров столько, сколько возможно. Потому что если прольется следующая кровь… Я вижу, что политики сейчас показывают такую недальновидность, что не хотят слышать друг друга. И сегодня я понимаю, что Партия регионов осталась партией юго-восточных регионов, а, например, "Свобода" – партией Западной Украины. Никто из них даже не пытался сделать так, чтобы их поняли во всей стране.

- Как у вас относятся к разговорам о возможном расколе страны и создании в Западной Украине собственного государства?

- Мы столько лет боролись за соборную независимую Украину ради того, чтобы взять это все и погубить? А ради чего наши отцы и деды проливали реки крови во время второй мировой войны?

- В Западной Украине сейчас идет формирование Народных рад

- Идет. Перед поездкой в Киев я поехала в ближайший районный центр Жолкву и попросила объяснить, что они конкретно хотят сделать. Мне сказали, что из Львова поступило указание создать районную Народную раду. В Киеве Народная рада - это рада политиков, ниже, например, в районе головой районной рады стает голова районного совета. Заместителем – заместитель. Членами – председатели депутатских комиссий. После того, как мне это рассказали, я спросила, а как быть, если председатель комиссии член Партии регионов, коммунист? Я считаю, что в любой ситуации надо до конца понимать, что ты делаешь и зачем. Иначе мы останемся на уровне манифестов, универсалов, как это было в 1918, 1919, 1920 году, когда появлялась некая республика, которая существовала два месяца, три месяца.

Поэтому в Рава-Русской никакой Народной рады нет. Власть у нас и так народная. Ее выбрали люди. Если кто-то считает, что мэр не на своем месте, то ставьте ему вопросы. Причем тут Народная рада?

- А как простые люди к этому относятся?

- Они этого не понимают, и сложные вещи объясняют просто: "Владу геть! Парламент геть!". Я поддерживаю эти простые идеи. Но тогда надо полностью менять власть. То есть все должны идти на перевыборы. Так будет честно по отношению ко всем.

- Не боитесь, что власть останется, и Рава-Русскую накажут за поддержку Евромайдана?

- Уже наказали. 50 процентов доходной части бюджета Рава-Русской – это дотации из госбюджета. И их нам сейчас не дают. У нас четыре месяца была задолженность по заработной плате бюджетникам. А ведь наша таможня перечисляет миллионы в госбюджет, и мы давно обращаемся с тем, чтобы нам оставляли 10-ю, 20-ю их часть.

- Говорят многие в Рава-Русской зарабатывают на контрабанде

- Все приграничные районы, в том числе на востоке, зарабатывают на челночной контрабанде. Но это не та контрабанда, которую многие себе представляют. Та летит самолетами и идет судами. А у нас – это провезли блок сигарет и заработали 20 грн. Вот и вся контрабанда, которая помогает многим людям выживать. Особенно тем, кто сейчас без работы. Конечно, по сравнению с другими депрессивными регионами, у нас из-за близости границы не так тяжело. Однако я считаю, что мы все достойны много лучшего.