Пока казак с Майдана, 34-летний Михаил Гаврилюк, которого на скандальном видео раздели на морозе силовики, стоит на баррикадах, в родном селе Яровка Хотинского района Черновицкой области его ждут любимая женщина Оксана Новикова, 12-летний сын Максим и недостроенная хата. «Вести» проведали семью знаменитого майдановца.

В Яровку автобусы из областного центра ездят только дважды в день, а от трассы до села надо идти еще несколько километров пешком.

«Ой, давайте, не буду вам дорогу переходить, примета плохая, — говорит идущий навстречу с пустыми ведрами старший селянин. — Вы не местная, наверное, к женщине Гаврилюка приехали? Он теперь звезда. Но я его почти не знаю. То, как он выстоял на морозе, удивило все село. Не знаю, кто смог бы так».

НЕ ДОСТРОИЛ ДОМ

В Яровку автобусы из Черновцов ездят только дважды в день. Фото: Марина Шевченко

Дом казака похож на просторный теремок — одноэтажный, с большими окнами. «Неудобно за беспорядок, — извиняется любимая казака Оксана. — Миша — строитель, но нашу хату не достроил: все бросил и уехал на Майдан. Успел лишь провести газ и воду». В доме еще нет межкомнатных дверей, а жить можно только на кухне.

Оксана родом из Кировограда, наполовину русская. Женщина общается на русском, а Михаил говорит с ней по-украински. Познакомились на заработках в России около 10 лет назад (женщина старше его на 10 лет), но до сих пор не расписались. Вместе воспитывают сына Гаврилюка от первого брака, у Оксаны в Кировограде осталась дочка от предыдущих отношений. Время от времени Гаврилюк ездит на заработки, а в перерывах сам ухаживает за огородом, поросятами, курами.

Дом Гаврилюк в родном селе достроить не успел - уехал на Майдан. ​Фото: Марина Шевченко

Фото: Марина Шевченко

ЗАБРАЛ ПОСЛЕДНЮЮ ДВАДЦАТКУ

Оксана Новикова угощает нас чаем, а сама поглядывает на стоящее на столе фото Гаврилюка, с которым не виделась почти три месяца. «Миша последнюю двадцатку взял из дома и уехал, еще у знакомых одолжил», — вздыхает женщина. Пока ее казак на Майдане, она с приемным сыном живет на деньги, которые высылают ей родные Гаврилюка (у него есть двое братьев, две сестры и мать). «Я не хотела, чтобы он ехал. Упрашивала, истерила, — признается Новикова. — У нас еще работы в доме полно. Но он не послушал». Когда Миша пропал (мы не могли к нему дозвониться), брат поехал его искать. Нашли его в четвертой сотне уже после всего, что произошло. Это чудо, что так все обошлось и он остался жив». Оксана говорит, что Михаил на Крещение ныряет в прорубь.

«Может, потому выстоял на морозе. Но все же простудился — когда говорим по телефону, слышу, что он охрип. Прошу его сходить к врачу, а он: «На мне как на собаке заживет». Он не любит лечиться». Оксана хотела поехать за любимым на Майдан, но Гаврилюк ей не разрешает, мол, женщины должны сидеть дома.

ОСЕЛЕДЕЦ ОТ ОКСАНЫ

Кстати, это она посоветовала Михаилу отпустить оселедец. «Сама подстригаю Мишу машинкой, и как-то оставила чуб. Когда начинаю его ревновать (особенно сейчас, когда к нему приковано такое внимание), то могу пригрозить этот чуб вырвать», — смеется Оксана. По ее словам, Гаврилюк всегда увлекался казачеством и любил советские фильмы о войне: «Еще рассуждал, мол, интересно, выдержал бы такое, если б это в наше время. А я говорила: слава Богу, что нет войны. И тут на тебе».

В селе о Гаврилюке говорят шепотом

Из села Яровка на Майдане сейчас только Михаил Гаврилюк. Сначала еще люди ездили, но после того как Михаила поймали силовики, сидят дома. О Майдане и Гаврилюке здесь говорят неохотно, некоторые даже шепотом. «Боимся, чтобы не убили парня, — говорит соседка казака Маруся, несколько раз перекрестившись. — Ему лучше в село и не возвращаться — опасно. Пусть сидит на Майдане до конца. Там он хоть с товарищами, под охраной».

«А я помню Михаила с детства — мужик как мужик, — присоединяется к разговору прохожий Иван. — Спокойный всегда был». Больше Иван говорить не хочет, просит показать удостоверение: «Может, в разведку вас кто-то отправил, а потом проблемы у людей будут». «О, Михаил — нормальный пацан, — восторженно говорят молодые ребята, услышав наш разговор. — Он там отстаивает Украину. Мы им гордимся. Но сами не едем. Почему? Есть другие дела».

Материал по теме За глумление над голым активистом "Беркуту" грозит 15 лет