Украинские гастарбайтеры меняют страны заработка. Если раньше они штурмовали Италию и Чехию, то теперь все чаще едут в Россию и Польшу. По данным Госкомстата, за последние три года к полякам уехали трудиться 168 тысяч наших заробитчан — это на 50 тысяч больше, чем за «трехлетку» до кризиса, в 2005-2008 годах.

После кризиса в той же Италии найти работу сложнее, заработки упали, да еще проблемы с визой. В России и Польше в этом плане легче, объясняет эксперт польского Центра восточных аналитических исследований Марта Ярошевич. Поляки упростили процедуру выдачи полугодовых рабочих виз украинцам: для их получения достаточно приглашения от работодателя (раньше требовали официальное разрешение на работу).

Сами поляки уезжают на более высокие зарплаты в страны Западной и Северной Европы. В Польшу, говорит Ярошевич, едут в основном украинки из западных областей Украины (Россию выбирают мужчины-строители, им платят 1,5-2 тысячи долларов). Женское лицо польских «заробиткив» видно в очереди возле генконсульства Польши во Львове. Здесь стоят за визами в основном представительницы прекрасного пола.

СЕЗОННЫЕ РАБОТЫ

Сейчас у «консулята» ажиотаж: народ едет на сезонные работы. В очередь за рабочей визой нужно записаться через интернет-страницу консульства. «Вести» попытались это сделать и оказалось, что подать документы можно не раньше середины августа — до этого времени все «забито».

Трудовые мигранты уверяют, что визовые муки того стоят. За месяц сбора урожая можно заработать 700-1000 долларов (зависит от количества собранного). «Платить стали на 100-200 долларов больше, чем в прошлом году», — рассказала «Вестям» львовская учительница Инна Федив, которая уже шестое лето ездит на ягоды в Польшу. Несколько раз, жалуется львовянка, попадала в ужасные условия.

«Жилье и еду обычно предлагают бесплатно. Но однажды нас поселили в старой хате, где мы спали на ящиках, покрытых рваными матрацами. В обед давали похлебку или сосиски, на ужин — одно яйцо, кусочек хлеба с колбасой и огурец. Зато я привезла домой 900 долларов», — вспоминает Федив. А как-то, добавляет женщина, она попала к фермеру, который даже... штрафовал за пропущенные ягодки. «И вот в 2010 году из-за наводнения (тогда ягоды сгнили) заработала лишь 300 долларов», — говорит львовянка.

Вместе с ней в Польшу уехала 50-летняя подруга Роксолана Грицюк, которая раньше работала в Италии. «Работа каторжная: в пояснице адская боль, солнцепек. Пару раз теряла сознание. За смену, с 6 утра до 6-7 вечера, собираю больше ста кило клубники (за лукошко платят около 3 грн). Фермер засчитывает только самую отборную ягоду», — рассказала нам заробитчанка.

«УКРАИНЦЫ ГИБНУТ ПРИ СТРАННЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ»

Работа в Европе становится опасной. По данным европейской правозащитной организации The Pan European Organisation of Personal Injury Lawyers (PEOPIL), украинцы часто гибнут при странных обстоятельствах, а их тела привозят на родину без органов. Правозащитник Николай Гольбин приводит пример нашего моряка в Италии, которого привезли в больницу без документов и, приняв за бомжа, вырезали органы. А шесть лет назад Львов потрясла история погибшего на стройке в Испании 49-летнего львовянина Владимира.

«Тело Володи привезли без сердца и почек. Он умер якобы от остановки сердца, хоть никогда не болел, а накануне мы говорили по телефону, и муж был в хорошем настроении», — вспоминает его жена Ирина