Страны Латинской Америки — Венесуэла и Бразилия — переживают серьезный кризис. Особенно плохи дела в Венесуэле, где на фоне голодных бунтов ввели чрезвычайное положение.

Лидеры оппозиции призывают народ к революции и свержению президента Мадуро, для которого, по их мнению, ЧП дает сверхполномочия. Страна с самыми большими запасами нефти в мире приближается к коллапсу. Лихорадит Венесуэлу уже второй год, экономика вошла в пике после смерти предыдущего президента Уго Чавеса. 

Инфляция в стране достигла сотен процентов, отключают воду и свет, а лекарства и продукты стали дефицитом. Денег на еду не хватает (яйцо стоит 100 боливаров, мясо — 4 тыс. при средней зарплате в 27 тыс.). За продуктами со скидками нужно выстаивать огромные очереди, люди падают в голодные обмороки. В стране процветает мародерство: многотысячные толпы штурмуют супермаркеты.

Валюту в казну приносят доходы от продажи нефти. После того как цена на нее рухнула, в Венесуэле обострился кризис. Рыночный курс доллара от «черного» отличается в сто раз. «Двойной курс валюты, гиперинфляция, политика властей, которая препятствует импорту, политический кризис, засуха, падение цены на нефть — все это поставило страну на грань выживания», — объясняет эксперт Игорь Кушнир. 

Семь из десяти венесуэльцев винят во всем проводимую президентом Мадуро политику, сообщает «Евроньюс». Сам Мадуро винит во всех проблемах «внешнюю агрессию», мол, во главе «заговора» стоят США, которые хотят ввести войска и свергнуть его. 

В соседней Бразилии, уверен он, Запад якобы уже совершил госпереворот. Там на днях Сенат временно отстранил от власти президента Дилму Русеф по обвинению в махинациях с бюджетом. Временно — поскольку пока не определились с процедурой импичмента.

В то же время многие депутаты сами обвиняются в коррупции, на них завели дела при Русеф. Пока в верхах разбираются, кто больший вор, среди простого народа зреет местный Майдан. «Для Венесуэлы и Бразилии одним из выходов из кризиса могут стать выборы, смена власти и попытка завести экономику, — говорит Кушнир. — Другой сценарий — революция и жесткий кризис».