Казахстан в огне, на западе страны - АТО, в Актобе - террористы. Мир в шоке: несмотря на усложнение ситуации внутри страны в последнее время, такого развития событий вряд ли ожидали. Какова же их причина? Стоит ли кто-то за ними? Вот шесть основных версий происходящего, активно обсуждаемых в информационном пространстве.

Рука Москвы

На первый взгляд, дестабилизация Казахстана - не в интересах Кремля. Ведь, если там случится революция, то к власти вместо дружественного Назарбаева может прийти совершенно антироссийский политик. Но тут есть два момента. Во-первых, Назарбаев в последнее время существенно уменьшил свою пророссийскость. Во-вторых, его экономическая политика все в большей степени приводит к переориентации Казахстана на Китай. А значит, России становится выгодной дестабилизация нынешней ситуации - для того, чтобы вместо нее создать какой-то новый, выгодный себе мир.

Сценарий может выглядеть, например, так, как рисует его политолог Николай Верняев.  Россия готовит смену режима осенью. Предварительно, ведется обработка масс через СМИ (что, как говорят местные наблюдатели, уже происходит). Дестабилизация, подобная актобинскому инциденту, позволяет раскачать ситуацию, ослабить «скрепы» внутри режима. Как следствие, в силовых ведомствах Казахстана появляются пророссийские консультанты или прямые «агенты влияния» Кремля. Дальше – по ситуации: или плавный переход управления страной в руки друзей Путина, или доведение ситуации до грани, когда начинается гражданская война, а введенные российские войска играют роль миротворцев, без которых не обойтись. Как обычно, у Кремля может быть несколько тузов в рукаве, но конечная цель в любом случае - получить управляемый Казахстан и ликвидировать потенциальную угрозу на огромном протяжении российско-казахской границы.

Любопытно, что в официальных «козлах отпущения» за антиправительственные выступления пока что числится Тохтар Тулешов, бизнесмен из Шымкента, арестованный еще в феврале,  на спаде мощной январской протестной волны.  Официальные лица уже обвинили Тулешова в попытке государственного переворота, в организации майских земельных протестов против законов, позволяющим иностранцам, прежде всего китайцам, брать участки в долгосрочную аренду - «скупают страну»), в формировании групп экстремистов - в общем, сводят к его персоне  то, что происходит сейчас в Казахстане. При этом Тулешов известен как человек с большими связями в российском истеблишменте, как защитник русского языка и пророссийских движений в Казахстане. «Козел отпущения» с русским окрасом - что бы это значило? Вопрос интересный, особенно с учетом недавнего московского визита Назарбаева на празднование Дня Победы, где два президента обнимались, как братья.  

Рука Вашингтона

То, что невыгодно России и Китаю, автоматически выгодно США. Таково геополитическое устройство сегодняшнего мира. Создание в Казахстане ситуации, совершенно неуправляемой из Москвы или Пекина, укрепляет позиции Вашингтона. В средней Азии американские интересы выражены не так серьезно, чем, например, на Ближнем Востоке или в Восточной Азии. Но Казахстан важен как потенциальная болевая точка, через которую можно систематически бить сразу по двум глобальным противникам.

Как утверждают информированные наблюдатели, непосредственным организатором протестов выступил международный фонд защиты свободы слова «Адил соз», в числе доноров которого не только посольства США и Великобритании, но также «Открытое общество» Сороса, Freedom House и Национальный фонд в поддержку демократии (NED).

Комментируя «западный след, украинский политолог Юрий Романенко отмечает, что Штаты в Казахстане могут действовать неявно и опосредованно, через своих ближневосточных союзников, прежде всего - Саудовскую Аравию, которая традиционно старается ослабить потенциальных лидеров исламского мира, чтобы обеспечить здесь свой приоритет. Хаос в Казахстане может породить цепную реакцию во всей Средней Азии, где все режимы переживают системный кризис. Нестабильная Средняя Азия – головная боль для Ирана. А то, что плохо для Ирана, хорошо для Саудовской Аравии.

Америка же от нестабильного Казахстана получает проблемную для России границу и крах экономических перспектив Китая, инвестировавшего в казахскую экономику огромные деньги. Сплошная выгода!

Рука ислама

Казахстанские силовики уже заявили, что не исключают религиозной подоплеки инцидентов в Актобе. Это заявление органично вписалось в многочисленные свидетельства роста салафитских (вахаббистских) настроений в Казахстане, подпитываемых борцами за чистоту ислама извне. Эти настроения находят благодатную почву среди активной молодежи, которая составляет почти треть населения страны.

Казахский обозреватель Султан Акимбеков пишет по этому поводу: «Опасным выглядит то, что мы имеем дело с идейными людьми. Их мотивация явно носит идеологический характер. Поэтому и суждение о том, что наличие активной политической оппозиции позволило бы ввести протест в цивилизованные рамки, явно ошибочное. В Казахстане вся политическая оппозиция является светской и в своем большинстве либеральной. У нее нет шансов выражать интересы религиозно-радикальных групп». Отсюда следует вполне логичный вывод: не имея возможности участвовать в политическом процессе, салафиты будут пытаться изменить систему, чтобы создать себе такие возможности. И, безусловно, получат поддержку от братьев по вере из других стран, где с деньгами на благое дело никогда не было проблем.

Перестрелка в Актобе: внутренние исламисты

Казахстан - далеко не самая исламизированная страна Средней Азии. Может быть, поэтому местные спецслужбы долгое время пребывали в уверенности, что религиозный радикализм в возможен здесь лишь как следствие работы международных террористических организаций, а своих «настоящих буйных» нет или слишком мало, чтобы всерьез их учитывать.

Но вряд ли это так. Эксперты обращают внимание на систематическое укрепление позиций ислама в Казахстане. Казахский политолог Марат Шибутов: «Исламизация набирала обороты, я считаю, что радикалов стало еще больше, это более активное поколение. Почему именно Актобе, почему запад? Там больше всего новообращенных, а новообращенные дают больше всего радикалов». Украинский обозреватель Виталий Кулик: «Мои друзья из Казахстана неоднократно писали, что власти обостряют ситуацию и активность религиозных групп растет. .. Это движение в силу своей децентрализации не возможно контролировать. В Казахстане на протяжении последних лет происходил рост террористических проявлений, джихадисты накапливали боевой опыт и вели пропагандистскую работу среди бедных и ущемленных групп населения».

И вот, констатируют эксперты, инкубационный период завершен, «мальчики созрели» - и доморощенные радикалы-исламисты вышли на политическую арену.

Рука кланов

Массовые протесты могут возникнуть спонтанно, но для их долговременного действия нужна направляющая рука. Такая может быть найдена не только в зарубежье, но и в самом Казахстане. Как и для любой страны, устроенной по клановому принципу и с престарелым президентом, для Казахстана имеет особую ценность вопрос преемника. Не имея сына, Назарбаев не может основать династию в том или ином виде. Тем самым, для представителей других кланов возникает искушение побороться за власть. И они могут прощупать возможности сопротивления действующего режима  через организацию протестов и беспорядков.

Российский эксперт Андрей Грозин говорит по этому поводу: « То, что движения эти начались на западе Казахстана, возможно, показатель того, что какая-то часть элит пробует силы накануне ожидаемого транзита власти, напоминает о себе, проводит разведку боем. И вот представьте себе, как живут казахстанские элиты под грузом этих вопросов: кто придет, как придет, что будет с нами, что будет с нашим бизнесом, что будет с нашей родней и т.д. Вероятно, в преддверии транзита власти и проверяются возможности Астаны реагировать на эти вариации гибридного воздействия».

Теракт в Актобе: рука оппозиции

Многие комментаторы обращают внимание на то, что нынешние беспорядки произошли в Актобе – центре Западного Казахстана, региона с развитой промышленностью, опоре нефтяного благополучия страны (правда, пошатнувшегося в последнее время). Это очень специфический регион с сильным социальным расслоением и мощным протестным потенциалом. Не случайно, в Актобе в 2011 году уже случались беспорядки. Западный Казахстан, по мнению одного журналиста, «беремен бунтом».

Казахский политолог Сергей Акимов описывает ситуацию так: «Вероятность влияния внешних игроков на события в Актобе минимальна, а причины случившегося носят внутренний характер. Взрывоопасный  запад Казахстана по большому счету не нужен никому извне. Западный Казахстан характеризуется сильным расслоением общества на бедных и богатых, которое рождает обостренное чувство несправедливости. Здесь также сформулированы достаточно серьезные внутренние элиты, которые порой так или иначе оппонируют центру, в результате чего подобного рода проявления могут возникать».

Наблюдатели обращают внимание на то, что майским протестам против режима Назарбаева, безусловно, связанным с событиями в Актобе, постарались придать националистический характер. Как пишут, в толпах протестующих почти невозможно было увидеть «не казаха». Причем настроение толпы разогревалось тем, что более всего ценно для казахского менталитета: земля, которая – как мать, а матерью торговать – худшее преступление. Как известно, нет лучшего способа расколоть многонациональную страну, чем национализм…

Дальнейшее развитие казахского кризиса прогнозируют осторожно. Но, похоже, мирный и благополучный Казахстан, всем соседям нужный именно в таком состоянии, в любом случае закончился.

Читайте также: Теракт в Актобе: что известно о трагедии