Маленькая Сирия стала заложницей игр крупных игроков. И у каждого из них — свои цели и интересы.

ЗАРИН ОТ ПРИНЦА

В вопросе, кто применил химоружие, появилась новая неожиданная версия. Первым ее запустил сайт Mint press news: ссылаясь на слова пострадавших от атаки, он утверждает, что газ применили повстанцы, а снабдил их зарином принц Бандар бин Султан, фактически руководящий силовыми и разведывательными структурами Саудовской Аравии. Есть и модификация этой версии: журналист Lenta.ru Иван Яковина предполагает, что ракеты запустили подкупленные саудовским принцем офицеры правительственных войск. Это, кстати, косвенно подтверждается тем, что США назвали одним из доказательств вины Асада «панические звонки» представителя сирийского Минобороны командующему войсками химзащиты, спустя час после запуска ракет. Панику логично объяснить тем, что об атаке он узнал из новостей.

СПОНСОРЫ-ШЕЙХИ

«Главные спонсоры повстанцев — Саудовская Аравия и Катар. Официальных подтверждений нет, но есть множество косвенных признаков. Саудиты претендуют на роль суннитского лидера в мусульманском мире. Им мешают претензии Ирана, проводником интересов которого является Сирия. Вот они и хотят лишить Тегеран его сторонников, свергнув Асада», — сказал «Вестям» главный научный сотрудник российского Института востоковедения Владимир Исаев.

КОНКУРЕНЦИЯ

В борьбе за лидерство с саудитами конкурирует Катар. «Он вышел на первые роли с началом арабских революций. Но в Египте Катар проиграл, поставив на «Братьев-мусульман», которые сейчас — на пороге полного запрета. Саудиты поддерживают военных. Такие же ставки, как на скачках, обе страны делают в Тунисе, в Ливии. Цель — обеспечить привилегии для саудовских или, наоборот, катарских инвесторов», — сказал нам эксперт Центра ближневосточных исследований Вадим Нанинец. Издание National Interest пишет, что в Сирии эта конкуренция тоже присутствует: обе страны поддерживают разные группировки повстанцев.

УДАРИТЬ ПРИДЕТСЯ

США и Евросоюз окончательно запутались в вопросе, что делать с Сирией. У Обамы есть проблема с поддержкой его решения атаковать Сирию в Конгрессе. Сторонники миротворческого курса требуют отказаться от этих планов (основной аргумент — зачем помогать экстремистам, которые еще более опасны для Запада, чем Асад), а политические противники, республиканцы, наоборот, требуют более полномасштабных действий, чем точечные удары. Впрочем, и многие консерваторы не в восторге от идеи ввязаться в войну. Например, известная республиканка Сара Пэйлин заявила: «Они там орут друг другу: «Аллах акбар!» — вот пусть Аллах и разбирается».

«Обама оказался в ситуации, когда каждый ход лишь ухудшает его положение», — говорит главный научный сотрудник российского Института востоковедения Владимир Исаев. Но ударить ему все-таки придется, чтобы показать Ирану, что его планы создать ядерную бомбу не останутся без ответа.

Пока же США используют другую тактику. Обама вчера сказал, что в Сирию уже проникли 50 бойцов-повстанцев, натренированных ЦРУ. Переброска прошла, скорее всего, из лагеря в Иордании либо в Турции. Последняя настолько хочет убрать Асада, что готова ввести в Сирию свои войска. «Но арабы, в том числе из стран, союзных США, от этого будут не в восторге: они не хотят новую Османскую империю», — говорит Исаев.

У России, кроме того, что Асад — ее давний деловой и политический партнер, есть и еще один интерес. Ее геополитический противник — Катар, теснящий Газпром на европейском газовом рынке. «После разгрома Сирии руководители Катара хотят построить через ее территорию газопровод в Европу. Пока он поставляет только сжиженный газ, а это — дорогое удовольствие», — рассказывает Исаев.